Yuan-ti

Змееголовых, как в общем известны юань-ти, очень боятся среди людей. В тех местах, где обнаруживают этих существ, жители напуганы, и каждые руины, коллектор и тень считают потенциальным потайным местом, где падший змеенарод ждет, кем бы поживится. Правда, однако, немного отличается.
  Краткий обзор
  Юань-ти - самые мощные, успешные и предпочтимые создания саррукхов. Их разводили в качестве лояльных и способ¬ных служителей для своих создателей, и им доверяли действовать по собственной инициативе для содействия целям их че¬шуйчатых владык. Среди задач, упавших на плечи юань-ти, были исследование и эксплуатация новых территорий и наблю¬дение и дисциплинирование меньших служителей. Чтобы лучше исполнять широко варьирующиеся обязанности, саррукхи вывели несколько различных видов юань-ти, физическая форма каждого из которых удовлетворяла определенной задаче. Для помощи в создании рас-служителей саррукхи также разработали технику, способную навсегда изменять форму любого Чешуйчатого. Все юань-ти высокоинтеллектуальны, самососредоточенны и расчетливы. Людям типичный юань-ти кажется безжалостным, высокомерным, холодно спокойным, терпеливым и подготовленным. Однако, некоторые из них - особенно те, кто работают в одиночку или с нечешуйчатыми слугами - могут стать сумасшедшими, прямыми и опрометчивыми.
  Описание
  Конролируемое саррукхами размножение и столетия последовавшего свободного спаривания установили три основных естественных формы юань-ти: чистокровные, полукровки и отвращения. Детали этих трех видов юань-ти, составляющих большую часть расы, можно найти в статье про юань-ти в "Руководстве Монстров".
  Есть и еще несколько форм юань-ти, хоть они и немногочисленны.
  Чистокровные (Purebloods)
  Юань-ти, которые могут сойти за людей при наличии подходящей одежды, косметики и магии, известны как чистокров¬ные. Этим существам обычно поручается проникновение в гуманоидные общества и ведение тайных действий, требующих прямого контакта с гуманоидами.
  Полукровки (Halfbloods)
  Юань-ти, обладающие такими очевидными змеиными чертами, как полностью чешуйчатое тело, змеи вместо рук, змеи¬ная голова, змеиный хвост или змеиные хвосты вместо ног, называются полукровками. Полукровки формируют большую часть защитных сил сообщества юань-ти.
  Отвращения (Abominations)
  Отвращение похоже на змею размером с человека либо во всем, либо имеет лишь одну человекоподобную черту - как правило, голову или руки. Действительно, классические юань-ти, о которых люди рассказывают у домашнего очага - чешуй¬чатые змеи с человекоподобными руками. Это устрашающее существо может говорить на человеческих языках и встать вер¬тикально, сравнявшись с человеком ростом. Многие из таких историй ошибочно утверждают, что эти устрашающие суще¬ства могут при желании сменить форму на чистокровного - часто в красивую человекоподобную женщину, змеиная кровь которой видна лишь тогда, когда она совращает людей-мужчин или когда случайно открывается ее тело. Конечно же, правда, стоящая за подобными рассказами - в том, что заклинания могут позволить любому юань-ти временно принять человече¬скую форму.
  Анафемы (Anathemas)
  Выше и в стороне от большинства юань-ти стоят редкие анафемы, похожие на великую змею с человеческими руками и шестью человеческими головами. Такое существо обладает огромными силами, и думают, что оно является божественным воплощением Ссета, бога юань-ти. Почти все анафемы собирают свои собственные культы юань-ти, почитающие их и живу¬щие с ними. Такие возникающие племена часто переживают своих основателей, становясь длительными ха'сраммасс (вели¬кие племена). Эти мощные существа полностью описаны в "Фолианте Извергов".
  Другие подрасы юань-ти
  Саррукхи также вывели и развили горстку юань-ти специально для исполнения определенных специализированных за¬дач. Столетиями эти подрасы, известные как убийцы магов и святые стражи, размножались сами (см. описания в Главе 6).
  Расовая история
  Созданные саррукхами в давние дни Империи Мхайршаулк, первые юань-ти были результатом экспериментов по раз-множению, смешавших ранних людей со змеями и саррукхами. Измененные и усиленные магией саррукхов, они стали са¬мыми мощными и успешными из "созданных" чешуйчатых рас - более интеллектуальные, чем лизардфолки, и более лояль¬ные и разносторонние, чем наги. Саррукхи предпочли юань-ти своим другим созданиям и поручали им самые стимулирую¬щие задачи - те, для которых требовалась добрая воля.
  В общем говоря, юань-ти были счастливы служить в такой роли. Поскольку глубина и пыл поклонения Ссету среди них росли (тщательно манипулируемые определенными саррукхами за поколения разведения юань-ти), юань-ти все более и бо¬лее считали такую службу правом, а приспосабливаемость - единственной надлежащей целью своего вида.
  Но все же высокий рост интеллекта, общества и веры среди юань-ти неизбежно ослабили их повиновение своим созда¬телям. В один прекрасный день саррукхам пришлось силой насаждать повиновение отдельных юань-ти, независимо от своих пожеланий, но создатели постепенно теряли эту способность по мере того, как общество юань-ти крепчало. Однако, саррукхи все же сохранили свою силу изменять тела юань-ти по желанию, и в наши дни они все еще могут принудить отдельных юань-ти служить себе, угрожая использовать эту силу против них.
  По мере того, как их цивилизация росла, юань-ти начали жаждать сил, имущества и влияния саррукхов. Хотя они вос-хищались обществом саррукхов и принимали его ценности и взгляд на мир (включая тот факт, что меньшие существа, как предполагалось, были рабами тех, кто лучше их), они также стали понимать, что саррукхи - ленивые, декадентские и невни-мательные. Юань-ти всегда гордились своими достижениями в обществе саррукхов, но они все сильнее и сильнее считали себя более достойными покровительства и награды Ссета, чем их создатели, и начали обижаться на то, что ими управляют, словно "меньшими существами".
  В конечном счете Империя Мхайршаулк ослабла настолько, что внешние силы (особенно драконы) решили начать сов-местную атаку. Эти вражеские силы сокрушили множество армий лизардфолков, большинство из которых возглавляли юань-ти. Такое кровопролитие заставило некоторых юань-ти повернуться против своих создателей, и три великих империи саррукхов одна за другой пали. Ошеломленные саррукхи сбежали, скрылись, впали в бездействие или погибли. Юань-ти на¬конец-то были свободны - или, скорее, они были свободны в пределах границ своих обычаев и рассуждений. За многие про¬шедшие столетия большинство юань-ти забыло саррукхов и стало считать себя самыми способными и мощными существа¬ми на всем Фаэруне. Они чувствовали, что их возможное восхождение к мировому господству неизбежно, если они долж¬ным образом отнесутся к этой задаче. Однако, не так давно все большее количество юань-ти почувствовало призыв пробу¬дившихся саррукхов и задрожало, гадая, что это может означать. Первым тревожным открытием было то, что юань-ти не мо¬гут сопротивляться призыву - их непреклонно тянет к саррукхам. Второе открытие - то, что саррукхи все еще способны из¬менять тела юань-ти по желанию - то есть они могут убить юань-ти, просто изменив его в существо, неспособное дышать воздухом. Таким образом, они могут легко принудить одного из своих бывших служителей совершить любую задачу, незави¬симо от последствий для его жизни, социального положения и расы. Третьим и самым сокрушительным открытием было то, что юань-ти все еще желают служить саррукхам - на уровне гораздо глубже своего сознательного разума. Заискивание и преклонение колен, которые большинство юань-ти исполняет в присутствии своих старых владык - нечто гораздо большее, чем спасение своей чешуи - это неизменная преданность служителя своему владыке.
  Перспектива
  Для юань-ти их раса представляет собой вершину разумной жизни. Эти уверенные, высокомерные существа считают себя самыми способными и хитрыми существами на Ториле. Они верят, что являются законными владыками всего Фаэруна и убеждены, что смогут реализовать свою цель абсолютной власти, если будут ловки и мудры.
  В порядке важности юань-ти ставит на первое место самого себя, на второе - интимных близких и боевых товарищей, на третье - непосредственную семью, на четвертое - племя и на пятое - расу. Благоразумие ненамного умеряет их врожден¬ное чувство превосходства, заставляя их обращаться с саррукхами с осторожным уважением, с нагами и с явно устрашаю¬щими чешуйчатыми существами (типа драконов и мощных волшебников) с внимательной вежливостью, с другими змеины¬ми существами и рептилианами - как с полезными или краткосрочными союзниками, которых можно и обмануть, и со всеми остальными существами - как с домашним скотом, который следует использовать из соображений практичности.
  Некоторые юань-ти утверждают, что любое существо, бросившее вызов или не повинующееся юань-ти, должно быть либо уничтожено, либо склонено к повиновению. Однако, цель расы в целом состоит в том, чтобы завоевать и поработить других, а не уничтожать их. Всех существ можно использовать, и когда юань-ти достигнут своего законного владычества над всем, другие расы будут служить рабами, которыми они, как предполагалось, и были. В конце концов, нет победы или гордого достижения в том, чтобы править землей, очищенной от другой жизни. Ссет учит, что юань-ти предназначены пра¬вить всеми, но не убивать всех.
  Старшие юань-ти обычно более заинтересованы разнообразием существ, которых можно встретить на Фаэруне, чем их более молодые коллеги, но они менее терпимы к религиозным различиям и обстоятельствам, способным предложить смену методов юань-ти. Более молодые юань-ти обычно чувствуют отвращение к прямым деловым отношениям с другими расами - особенно когда это связано с соприкосновениями - но они более терпимы к предложениям сменить обычаи юань-ти, чем их старшие. Кроме того, скорее всего, чем моложе юань-ти, тем больше интереса он продемонстрирует в различных взглядах на мир, поддерживаемых другими существами. Очень редко юань-ти любого возраста может счесть отличающееся взгляды на мир хоть в чем-то правильными, но более молодые находят их интересными и часто полезными для управления другими ра¬сами.
  Юань-ти обычно более фаталистичны в отношении смерти, чем люди. Они признают, что все живые существа умирают и что смерть может прийти стремительно, несмотря на охрану и коварство. Однако, конечная продолжительность жизни не является оправданием для неуместной спешки или для отказа от Священного Пути Ссета. Смерть в битве всегда благородна, но долгой жизнью также восхищаются, при условии, что за это время многое было сделано. Сказать, что юань-ти прожил пустую или никчемную жизнь - смертельное оскорбление.
  Самосовершенствование
  Большинство юань-ти рассматривает разницу среди подрас (от почти человеческой до почти полностью змеиной) как часть божественного плана Ссета. Юань-ти, поддерживающие эту философию, полагают, что каждый индивидуум должен по максимуму использовать ту определенную форму, которую ему дали, борясь лишь за улучшение своей магии, мудрости и собственных созданий (меньших существ, которых он разводит или улучшает). Влезать в свое собственное тело - греховное деяние, ибо оно и так уже совершенно для своей цели.
  Другие юань-ти стремятся улучшить или изменить себя прививаниями и мощными заклинаниями. Они рассматривают такое непосредственное улучшение как истинный план божества для своей расы и считают юань-ти, избегающих таких ме¬тодов, ленивой недостойной скотиной, заслуживающей того, чтобы ими доминировали и побеждали их более знающие и бо¬лее мощные собратья. Дебаты по этому вопросу бушевали столетиями и не собираются уменьшаться, так как противостоя¬ние взглядов связано с глубокими религиозными разногласиями этой по существу набожной расы. Но поскольку влияние юань-ти расширяется, это же происходит и с их взглядами. Постепенно они становятся все более подобными разобщенным, корыстным, бесконечно приспосабливающимся людям, которых они так презирают.
  Общество юань-ти
  Сами юань-ти называют себя враэл оло (одобренные). Эта фраза обычно сокращается в повседневном использовании до враэл и может быть изменена на аувраэл (дружественный или известный юань-ти) и дутраэл (недружелюбный или незнако¬мый юань-ти).
  Социальная иерархия
  В общем, чем более змееподобными особенностями обладает юань-ти, тем выше его статус в обществе враэл оло. У от-вращений самый высокий статус, далее следуют полукровки и, наконец, чистокровные. Убийцы магов и святые стражи неиз¬менно занимают в обществе юань-ти высокие положения, либо выше, либо ниже отвращений - в зависимости от близости храмов и воспринимаемой местной угрозы магически усиленных Бесчешуйных. В пределах своих подрас юань-ти оценива¬ются по достижения и демонстрируемому покровительству Ссета.
  Отдельный юань-ти иногда может повысить свой социальный статус, приобретая больше змеиных черт при помощи прививаний (см. Приложение) и других магических средств. Но такое продвижение в статусе также требует перемещения в другую географическую область, покидания семьи и племени и принятия нового имени и новой личности. Как правило, та¬кой измененный юань-ти не получит такого же высокого статуса, как коренной член желаемой подрасы, потому что дутраэл на новом месте неизменно расценивают его как чужака - и, скорее всего, шпиона конкурирующего племени. Вкупе с потерей семейной поддержки и известных контактов и источников это естественное недоверие гарантирует, что большинство юань- ти старается избегать столь решительных шагов.
  Чистокровные - исключение к этому правилу, так как они лучше всего процветают, "скрываясь на открытом месте" сре¬ди людей в человеческих городах. Они часто крутятся в торговле и гоняются за возможностями - точно так же, как и люди. Таким образом, для них наименее вероятна тесная привязанность к племени и наиболее вероятен поиск прививаний и дру¬гих змеиных улучшений для повышения своего статуса. Как правило, они выбирают змееподобные черты, которые можно скрыть от людей под одеждой, но быстро показать при угрозе или в критической ситуации.
  Отношения
  Даже при том, что юань-ти не нуждаются в любви или хотя бы симпатии со стороны своих супругов, они способны сформировать сильные (хотя и без большого доверия) отношения с другими представителями своего вида. Обычное ласко¬вое обращение юань-ти (переводящееся на человеческий язык как нежное "дорогой" или "дорогуша") - т'исс'тесс. Такое об¬ращение юань-ти приберегает для другого враэл оло, к которому он чувствует особенную близость. Его кровное семейство - аха'сс, индивидуумы, с которыми он живет и работает, составляют его ссрат (меньшее племя), а члены его великого племени - его ха'сраммасс.
  Жизненный цикл
  Юань-ти вылупляются из яиц в палатах, за которыми наблюдают кровавые стражи. Выводок всегда любопытен и нетер¬пелив к исследованиям. Они ищут сразу начинают искать еду и могут съесть друг друга, если не найдут ее. Их начальное обучение обеспечивают кровавые стражи, наблюдающие за инкубатором. Враэл оло обучают использовать свои силы почти с момента вылупления. Когда молодой юань-ти видит опасность или слышит предупреждение, он превращается в крошеч¬ную гадюку и скользит к ближайшему укрытию.
  В первую очередь в своей жизни юань-ти строят заговоры, плодятся и работают от имени своих племен. Размножение с "правильными" парами в течение всей жизни для производства еще больших юань-ти - святой акт для враэл оло, особенно для тех, кто верят в совершенствование своих форм. Два предполагаемых партнера холодно измеряют способности друг друга и пригодность для содействия расе, и если оба они сочтут друг друга ровней, они обычно спариваются, даже если лич¬но ненавидят друг друга. После спаривания женщины-юань-ти откладывают яйца в палатах выводков, отмечая каждое яйцо его происхождением, а затем оставляют их на попечение кровавых стражей.
  Многие юань-ти по достижении великого возраста становятся ленивыми, спя или лежав вялости все дольше и дольше - сначала днями, затем неделями, потом сезонами и, наконец, годами. Наконец, они оказываются не в состоянии пробудиться вообще, и их тела гниют и затем мумифицируются там, где они лежат.
  Некоторые стареющие старшие становятся раздражительными и кусают любого, кто пробуждает или тревожит их. Очень немногие готовы идти в последнее великое приключение, слабо ища некие острые ощущения, которые гарантирован¬но убьют их. Однако, большинство стремится умереть в мире и роскоши - предпочтительно в окруженных стеной сельских поместьях, которые они купили или захватили, ожидаемые почтительными людьми-рабами. Пожилых юань-ти уважают за их мудрость, и их не отвергают и не нападают на них их более энергичные и более молодые собратья, даже после того, как они впадают в сонный маразм.
  Организация
  Юань-ти Фаэруна разделены на семь великих племен (называемых домами) и одно межплеменное не столь секретное общество. Преданность любого специфического юань-ти основана прежде всего на кровных связях, но она может быть из¬менена и преднамеренным выбором.
  Харизматичные местные лидеры любят собирать свои ссрат. Большинство таких меньших племен состоит прежде всего из изгоев из других племен и индивидуумов, находящихся в немилости у близлежащих семейств. Члены такой группы редко переходят из дома в дом, но они могут терять контакт со своими родными племенами для независимой работы, и иногда они присоединяются к другим ссрат, формируя новые племена.
  За долгие столетия поднималось и падало немало великих племен. В настоящее время на Фаэруне процветает семь до¬мов юань-ти наряду с обществом, называемым Вьющимся Заговором. Эта организация весьма отличается от великих пле¬мен и по характеру, и по происхождению, но функционирует почти как одно из них.
 
 
  Дом Эселемас
 
 
  Члены этого дома, известные как эселемаа, известны своей скрытностью в джунглях и боевым мастерством. Те, кто ре¬гулярно охотятся, обладают умением Цепкий Хвост и отлично владеют и метают оружие хвостоми. Такие охотники всегда носят с собой дополнительное оружие именно для этой цели.
 
 
  В настоящее время девять эселемаа тайно управляют Лашпулом, формируя большинство из его шестнадцати сатрапов. Хотя количество сатрапов Лусфана выросло из первоначальных семи, упоминаемых в балладе "Семь Сатрапов", эти прави¬тели все еще остаются замаскированными и уединенными. Сатрапы живут в своих роскошных комплексах крепостного сти¬ля (известных как ашарланы), издавая письменные декреты через своих служителей-людей (зачастую зараженных). Когда они желают обратиться к народным массам, то вызывают граждан Лусфана на аудиенцию и используют заклинания, чтобы говорить через рты скованных женщин-рабынь.
 
 
  Большинство других эселемаа живут по берегам Моря Лапал и по всей самой северо-западной оконечности Джунглей Мхайр. Их поселения формируют собой "незримую змею", связывающую Море Лапал с Лашпулом изгибающимся маршру¬том, по максимуму избегающим владений Дома Се'Сехен, их заклятого врага. Вражда между Домом Эселемас и Домом Се'- Сехен произрастает прежде всего из конкуренции за определенные ключевые области джунглей. Далеко не одна партия "охотников на тварей" Эселемас в джунглях оказвается тонко замаскированный военной партией, выискивающей Се'Сехен - и наоборот. Дом Эселемас объединен с племенем Дженестас, и два дома часто бьются вместе в Черных Джунглях против Дома Се'Сехен. Вьющийся Заговор также заботится о том, чтобы оставаться с Эселемаа в хороших отношениях, так как порт Лашпул обеспечивает готовый доступ к Тарсулту и через него - к торговым грузоотправителям, способным без проблем до¬стичь большей части западного Фаэруна.
 
 
  Дом Экстаминос
 
 
  Дом Экстаминос является ответвлением Дома Се'Сехен, но эти два племени остались близкими союзниками. Раскол произошел, когда два сильных претендента на лидерство Дома Се'Сехен не смогли договориться о том, кто возьмет верх. Вместо подстрекательства к кровопролитию, частенько отмечающего подобные споры, два претендента согласились разой¬тись и позволить остальным Се'Сехен сплотиться вокруг того лидера, которого они пожелают. Претендент, получивший большую часть поддержки, получит властвование над Домом Се'Сехен, а другой уведет своих последователей в другое ме¬сто на Фаэруне, сформировав новое племя.
 
 
  Отколовшееся племя ушло на северо-восток, проделав долгое и опасное путешествие в посиках новых охотничьих уго¬дий, в конечном счете освоив Анкхвуд и Чондалвуд. Но атаки бесчисленных противников ослабили племя в обеих областях, и выжившие в конечном счете собрались вместе и основали себе дом в Горах Орсрон. Вскоре после этого члены близлежа¬щего человеческого благородного Дома Экстаминос из Хлондета наткнулись на ритуалы Варэи и начали "призывать" юань- ти на помощь. Так как при этом практиковалось много спариваний людей с юань-ти, кровь юань-ти теперь доминирует в объединившемся клане, члены которого называются экстаминаарами. Теперь Дом Экстаминос управляет Хлондетом, и его члены основали прекрасный храм Варэи, называющийся Собором Изумрудной Чешуи. Других экстаминааров можно встре¬тить по всему Фаэруну, живущими в бегах под человеческими городами.
 
 
  Экстаминаары действуют в качестве торговых агентов Се'Сехен, контролируя местную торговлю контрабандой, рабами и наркотиками через гильдии воров и приключенческие банды, которыми они управляют, а также через других агентов-лю- дей. Почти все члены этого дома проводят на захваченных существах персональные эксперименты, используя заклинания, наркотики, прививания и различные процессы обучения для создания лояльных служителей и стражей. Старшие племени одобряют такие действия, пока подобное экспериментирование не подвергает Дом Экстаминос более широкому исследова¬нию со стороны общественности в определенном человеческом городе и пока любые полезные продвижения делятся с пле¬менем. Таким образом, если какой-либо из экспериментов произведет существо, способное существенно использоваться (типа воздушного скакуна или стремительно размножающихся солдат), экстаминаары смогут быстро собрать множество эк¬земпляров для улучшения возможности племени достичь истинного величия.
 
 
  Многие экстаминаары желают улучшить себя прививанием змеиных рук, таким образом получая дополнительные при¬датки удивительной длины (до 30 футов). Они обычно держат эти "руки" обвитыми вокруг своей шеи и плеч под одеждой, производя впечатление больших размеров и обхвата. Старшие члены Дома Экстаминос обычно обладают умением Прививание Плоти Юань-ти.
 
 
  Дом Хсс'тафи
 
 
  Хсс'тафин, как известны члены этого дома, были ухвачены на северо-западных берегах Моря Лапал и магически пере¬несены в руины Сс'тхар'тисс'ссуна в Году Пойманных Грез (-320 DR). С тех пор они были частью правящей знати Наджары, Королевства Змей, где они служат прежде всего администраторами, торговцами и религиозными лидерами.
 
 
  В течение господства Терпенци хсс'тафин цивилизовали племена офидианов и восстановили разрушенный город сар- рукхов Сс'тхар'тисс'ссун вместе с его главным храмовым комплексом. После падения Наджары члены этого племени были инструментом восстановления правления нагары (темных наг - потомков Терпенци) и осторожного преобразования Королев¬ства Змей в серьезную силу в Западном Сердцеземье. Дом Хсс'тафи также породил процесс создания зараженных и крова¬вых стражей, но эти методы уже распространились к юань-ти Хлондета и Чалтского полуострова. Хсс'тафин считают свое ха'сраммасс самым способным и практичным из всех. Они не слишком горды, чтобы работать с нагами и даже под их нача¬лом (или еще с каким-либо существом в том же отношении), если учитывать, что это конечном счете продвинет проекты святого Ссета и приблизит законное господство расы юань-ти. Однако, другие враэл оло считают их беспринципными ин¬триганами, которым нельзя доверить и единственную медную монету, уж не говоря о будущем расы. Хсс'тафин известны своими коброподобными капюшонами. Змееголовые члены этого племени обычно обладают умением Голова Кобры.
 
 
  Дом Дженестас
 
 
  Иногда высмеиваемые другими юань-ти как "отсталые враэл" и "слабоумные дикари", члены этого дома объединены с племенем Эселемас против Дома Се'Сехен за контроль над большими областями Черных Джунглей.
 
 
  Дженестаа, как называют членов Дома Дженестас, живут во множестве маленьких туннельных твердынь в пределах Черных Джунглей. Сильнейшие по своей численности вдоль Реки Чун и в руинах Сс'иин'тиа'саминасс, они господствуют от Промежутка Долсел до Реки Лапар и открыто правят в человеческом городе Мхайрхетел. Город Отступников, приветствую¬щий пиратов, работорговцев и торговцев, далеко не честных в деловых отношениях где-либо еще, служит удобным портом для торговли с более широким миром.
 
 
  Высокий Лорд Мхайрхетела - Истасфис Нсаран, женившийся на вдове Лорда Раунистера. Нсаран, умерший Раунистер и все лорды и леди правящего семейства Раунистер - фактически младшие чистокровные Дженестаа. Хотя любой из них легко может сойти за человека, когда соответственно одеты, все в Мхайрхетене знают, что в жилах Раунистеров течет "кровь джунглей" и что могут говорить со змеями. Граждане часто перешептываются друг с другом по поводу Раунистеров. "Они пришли за нами", - секретничают соседи, - "и если Вы пойдете с ними и они укусят Вас в своей спальне, у Вас вырастет че¬шуя и Вы станете их рабом, глухой, извиваяющейся змеей!" Безотносительно того, что в таких рассказах - правда, Раунисте- ры правят справедливо, Мхайрхетел остается богатым, а патрули змей человеческого размера защищают город от тварей джунглей и от наземных атак. С такими патрулями дженестаа можно столкнуться на восточных склонах Гор Гутх и в восточ¬ном конце Промежутка Долсел. Племя Дженестас наименее из всех домов юань-ти заинтересовано расширением своего влияния на человеческие города и "цивилизованные" земли. Его члены считают тесный контакт, который другие юань-ти ищут с человечеством, декадентством, преднамеренным заражением расы, и полагают манипуляцию Бесчешуйными слабой и неверной стратегией. Они утверждают, что их собратья-юань-ти отклонились от законной цели - мирового господства и, таким образом, обречены на неизбежный провал.
 
 
  Старшие Дома Дженестас верят, что доминирования юань-ти можно достичь лишь полной отменой процесса цивилиза¬ции на гуманоидных землях и возвращением дикой местности. Их тактика включает в себя распространение джунглей, раз¬рушение сельскохозяйственной базы городов и позволение диким тварям бродить повсюду - с юань-ти в качестве пастухов и владык. Дженестаа используют тварей-слуг для пролома стен, разрушения мостов и обваливания деревьев поперек дорог, и они регулярно сеют растения джунглей на фермерских полях. Дженестаа считают такие проекты "отхватыванием краев того, что люди и другая так называемая цивилизованная скотина называет своим".
  Из-за такого отношения лишь самые низкоранговые чистокровные живут в Мхайрхетеле, где длительное присутствие и правление Дома Дженестас рассматривается большинством племенных старших просто как эксперимент по долгосрочному размножению с людьми. Однако, другие старшие считают сохранение Мхайрхетела критичным для выживания племени - в конце концов, если дженестаа полностью уйдут в джунгли, Дом Се'Сехен может отрезать их от всех контактов с посто¬ронними и понемногу уничтожит их. Старшие согласны лишь в одном - от нарушителей спокойствия в Мхайрхетеле следует стремительно избавляться. Таких индивидуумов либо пожирают старшие дженестаа в качестве деликатеса, либо их утаски¬вают в Сс'иин'тиа'саминасс как объекты для экспериментов по размножению.
 
 
  Дженестаа также заинтересованы захватом тварей джунглей - и ради продовольствия, и в качестве объекта эксперимен¬тов. Их предки когда-то в поисках новой змеиной расы разводили и изменяли обезьян, таким образом наполнив джунгли во - круг Сс'иин'тиа'саминасс множеством огромных обезьяноподобных существ, демонстрирующих необычные силы. Таким же образом самый смелые из дженестаа теперь экспериментируют на халфлингах, похищаемых из Люирена (через портал, свя¬зывающий южные Черные Джунгли с Южным Люирвудом), и на людях, похищаемых с окрестных земель. Дженестаа из¬вестны своей скрытностью и терпением в битве. Члены-воины этого племени обычно обладают умением Шкуры Хамелеона, и большинство их может часами оставаться неподвижными, наблюдая сквозь едва приоткрытые глаза и ясно помня маль- чайшие детали увиденного.
 
 
  Дом Саурингар
 
 
  Племя Саурингар когда-то доминировало в Бассейне Санрач, но его членов вытеснили из наследственных владений в Году Множества Змей (605 DR) после заключения местными человеческими народами союза с мощным Лордом Нимбрала. Теперь племя поддерживает сильное присутствие в Чалтенгаре и небольшое - в Самарлоге. Его члены также контролируют рассеянные владения в северном Чалте и в северном Калимшане, за которыми обычно ухаживают люди - культисты Варэи. Также сауринганы - секретные правители независимого города-государства Нарубел.
 
 
  Сауринганы тесно соединены с племенем Се'Сехен и с нагами-духами Чалтенгара. Кроме того, они столетиями косвен¬но работали с торговым консорциумом Рундиин из Ташалара, поддерживая защитную политику Рундиин путем направляе¬мых пиратских действий. Десятилетиями сауринганы тонко уводили Рундиин от отбора лидеров, демонстрирующих необуз¬данную офиофобию, обычную для большинства ташултцев. Эта осторожная стратегия недавно вылилась в союз между пле¬менем Се'Сехен и Рундиин, принесший безопасность намного более слабым сауринганам.
 
 
  Члены племени Саурингар известны своей способности расширять размер своего тела. Большинство сауринганов со змеиными туловищами обладает умением Раздувание Туловища.
 
 
  Дом Се'Сехен
 
 
  В настоящее время Племя Се'Сехен - самое большое и мощное в Черных Джунглях. После исчезновения Дома Хсс'тафи в Году Пойманных Грез (-320 DR) Се'Сехен захватили земли павшего племени - и вместе с ними контроль над Сс'интии'сса- рии и Ямой Гадюк. Се'Сехен тесно объединились с Ссетом в течение его кампании, основав Империю Змей, и в нагаду за эти усилия им был отдан контроль над Бассейном Ташалара. В Году Павшей Ярости (20 DR), десятилетие спустя после ис¬чезновения Ссета, Се'Сехен были вынуждены уйти из Ташалара в свои твердыни на северо-западных берегах Моря Лапал. В результате этого поражения они впали в столетия сонливости.
 
 
  Кратковременное новое появление Ссета в течение Времени Неприятностей подбодрило Се'Сехен, побудив их заклю¬чить коварный союз с торговым консорциумом Рундиин из Ташалара. Се'Сехен обменивали экзотические специи и яды на рабов и средства транспортировки своих шпионов в порты на севере. Шпионы, убийцы и воры Се'Сехен (включая членов Дома Экстаминос) рассеяны по всему Фаэруну, где они работают для продвижения планов юань-ти по доминированию в по¬верхностном мире.
 
 
  Се'Сехен считают племена Экстаминос и Саурингар своими ближайшими союзниками, но они часто сталкиваются со Вьюшцмся Заговором, так как обе группы считают себя как законными творцами господства юань-ти на Фаэруне. Еще чаще Се'Сехен открыто борются с племенами Эселемас и Дженестас - хотя бы потому, что все три дома заявляют свои права на часть Черных Джунглей.
  Члены племени Се'Сехен широко экспериментируют с другими существами Черных Джунглей. Их самые успешные со¬здания - змееподобная ти-кхана, и дому теперь служат хищные ти-кханы-дейнонихи. Се'Сехен известны своей способно¬стью выплевывать яд. Большинство змееязыких членов этого племени обладает умением Плевок Ядом.
 
 
  Дом Ссерадесс
 
 
  Ссерадесс когда-то открыто управлял бассейном Тиндола, но поражение их солдат-рабов - лизардфолков отрядами Им¬перии Шуун в Году Гончих (293 DR) вынудило их отступить в свои подводные владения. В течение некоторого времени по¬сле этого члены Дома Ссерадесс косвенно управляли через агентов, просочившихся в среду придворных Тиндола. Эта стра¬тегия рухнула в Году Множества Змей (605 DR), когда агенты Ссерадесс были разоблачены и вновь потерпели поражение. В настоящее время Ссерадесс доминируют на водных путях Тиндола и в подземном проходе, известном как Безумие Лабранда. Эти владения изолированы достаточно, чтобы племя не считало никакое из других племен юань-ти своим истинным союз¬ником или противником.
  С тех пор, как они потеряли контроль над Тиндолом, Ссерадесс пыталить утвердить свое влияние над людями этого царства, но осторожная бдительность живущих в нем необузданных офиофобов как минимум затруднила успех. Племя го¬раздо успешнее победило племена куо-тоа Гатгулгапула (см. Безумие Лабранда в Главе 7) и использует их для управления водными глубинами.
  Ссерадесс используют куо-тоа как "фермеров моря" для сбора рыбы, жемчуга и определенных морских водорослей, ценнящихся людьми-алхимиками и изготовителями духов и благовоний. Эти морские изделия продаются через агентов (или используются для взяток) в Тиндоле. Однако, определенные Ссерадесс начинают нервничать из-за столь медленного процес¬са достижения реальной власти, так что они собираются нанять - и в конечном счете контролировать - нескольких чужезем- цев-авантюристов, способных добавить мускулов их интригам на берегу.
  Члены этого племени известны своей способностью плавать и дышать водой. Большинство змеешеих Ссерадесс обла¬дает умением Водная Адаптация (см. Умения в "Расах Фаэруна").
  Вьющийся Заговор
  В этом секретном обществе тайных заклинателей властвуют Хсс'тафи, но члены его происходят изо всех великих домов юань-ти. Хотя враэл оло не считают его самостоятельным независимым племенем, в межплеменной политике оно часто рассматривается именно как таковое, тем более, что его члены заявляют, что лояльность обществу имеет приоритет над пле¬менной преданностью. Метка Вьющегося Заговора - S-образная змея с разверстыми пастями на обеих концах.
  У Вьющегося Заговора есть силовые базы в Великой Окаменевшей Змее (Змеиные Холмы), Сс'коулин'раа (Лес Вирмов), Башне Семорава (Хлондет), руинах Леспера (Шаар) и в различных руинах и поселениях, которые в настоящее время строят¬ся в Черных Джунглях. Общество объединено с племенами Эселемас, Экстаминос и Хсс'тафи, но зачастую поет под свою дудку. Члены Вьющегося Заговора чаще всего конфликтуют с племенем Се'Сехен, потому что обе группы считают себя за¬конными лидерами в движении к открытому господству на Фаэруне. Члены Заговора работают в "оумкатусс", маленьких группах примерно по дюжине индивидуумов, предпринимающих независимые миссии. Во время открытых раздоров такие миссии указываются старшими, известными как сверхкапюшоны. Однако, обычно каждый оумкатусс изобретает миссии сам и представляет свои планы сверхкапюшону для одобрения. Оумкатусс может отчитываться более чем перед одним сверх¬капюшоном, но обычно не более чем перед тремя. Члену Заговора, лично знающему более трех сверхкапюшонов, скорее всего попадутся миссии с высокой вероятностью смерти при исполнении. Сверхкапюшоны в свою очередь рапортуют вели¬ким сверхкапюшонам. Верхняя иерархия Заговора в значительной степени скрыта и не имеет формальных титулов или пра¬вил, но она достигает высшей точки в совете семи лидеров, неофициально известных как Укрытые Капюшонами или, более правильно, Иуркойл. Эти юань-ти направляют Заговор в соответствии со своим таинственным и сложным планом. Его спе¬цифическими особенностями и секретами никогда не делятся, но вдумчивые члены, наблюдающие за деятельностью Загово¬ра, через некоторое время приходят к выводу, что стратегия Укрытых Капюшонами связана с доминированием над опреде¬ленными людьми из-под прикрытия. Многие кажутся занятыми ниспровержением местных правителей и тайных заклина¬телей всех видов; другие очевидно работают для настраивания людей против храмов и духовенства - вероятно, чтобы осла¬бить клерическое влияние в человеческих обществах Фаэруна.
  Некоторые юань-ти полагают, что Вьющийся Заговор хочет разбить власть духовенства Ссета, сократив ряды его свя-щенников до тех, кто будет просто развлекать враэл оло успокаивающими ритуалами. Действительно ли Заговор преследует такую цель, хорош он или плох - тема горячих и частых дебатов среди враэл оло. Некоторые юань-ти чувствуют, что священ¬ники Ссета уже теряли власть над народными массамами, хотя бы потому, что все большее количество юань-ти видит в сво¬ей персональной вере в Ссета нечто, что можно отделить от повиновения клерикам бога.
  Хотя у Укрытых Капюшонами, похоже, есть свои занозы в мозгах, Заговор - ни в коем случае не монолитная организа¬ция, безошибочно преследующая единственную цель. Интриги на стороне процветают, и одновременно идет много несвя¬занных проектов. Например, некоторые из сверхкапюшонов Заговора пр любой возможности отправляют своих подчинен¬ных убивать и разгонять членов Красных Волшебников Тэя и Культа Дракона. Другие полагают, что тем же самым организа¬циям нужно помочь, усилить их, просочиться в них и завоевать их изнутри. Таким образом, они могут стать великими новы¬ми "Темными Руками", при помощи которых юань-ти приручат изобильные орды человечества.
  Для Вьющегося Заговора характерно разнообразие как поведений, так и точек зрения. Некоторые оумкатусс действуют во многом подобно человеческим приключенческим бандам, в то время как другие более похожи на скрытных, уединивших- ся в своих башнях волшебников, проводящих магические исследования. Многие члены Заговора проворачивают маленькие делишки для личного обогащения, явно с молчаливого одобрения своих старших. На встречах членов Заговора ранговость обычно определяется при обмене угрозами, но попытки симулировать ранг сверхкапюшона или великого сверхкапюшона редки благодаря различным заклинаниям наблюдения и предсказания.
  Домашние хозяйства
  Юань-ти живут упорядоченными иерархическими группами, известными как домашние хозяйства, каждое из которых управляется строгой командной цепочкой. Члены домашнего хозяйства связаны либо кровью, или браком. Любой юань-ти, нарушающий командную цепочку - либо оспаривая приказы, либо отчитываясь не перед тем, кто непосредственно выше него - рассматривается с подозрением и отвращением. Такое нарушение обычно сопровождается формальной потерей стату¬са, выливающейся в более низкое положение в командной цепи. Такое понижение не может происходить, если старшие юань-ти спорят друг с другом по какой-либо проблеме и большинство семьи не принимает однозначно чью-либо сторону. Однако тех, кто постоянно ломает иерархию, выгоняют или даже убивают при "несчастных случаях", о которых все в до¬машнем хозяйстве знают, что никакие это не несчастные случаи.
  Молодым и неосведомленным юань-ти позволяют несколько нарушений против власти, но им делают резкие выговоры и притесняют за такую неосторожность. Наследников, возлюбленных и других юань-ти-любимчиков, бросающих вызов своим старшим, как правило, наказывают опасными миссиями. Тех, кто возвращается, полностью прощают, пока они вновь не бросят вызов авторитетам. Для не-юань-ти нарушение командной цепочки означает смерть, хотя способ ее зависит от ста¬туса индивидуума. Раб, ценимый за прилежную долгую службу, становится жертвой богам. Таковой в немилости обычно по¬сле наказания становится продовольствием и убивается другими рабами. На пленника или раба низшего статуса часто охо¬тятся ради развлечения и небрежно калечат его, а затем отправляют в кастрюлю, а то и просто съедают живьем. Большинство юань-ти считает хорошим тоном предугадать, что за приказ отдаст старший, и фиксируют зацепки в поведе¬нии, тоне голоса и отношении, чтобы отреагировать соответственно, прежде чем приказ будет отдан. Но лишь самые внеран¬говые священники Ссета (и то лишь в иерархии храмов) ожидают, что другие юань-ти будут знать то, что ожидает их, но еще не сказано, или пытаются наказать тех, кто не умеет читать их разум.
  Приказы всегда отдаются вежливо и спокойно. Моргание глаз, знак хвостом или поклон указывают, что приказ услы¬шан. Если через несколько мгновений такого сигнала не последовало, приказ повторяется - столь же вежливо, но зачастую чуть громче и обычно с меньшего расстояния. При повторной отдаче приказа по возможности устанавливается контакт "гла¬за в глаза".
  Целенаправленно отвергать приказы обычно смеют лишь старшие и те юань-ти, которые считают себя равными или выше того, кто отдает приказ. Юань-ти может также быть временно освобожден от власти на основании членства культа, приказа другого, более высокого господина или статуса эмиссара храма или племени.
  Старшие
  Домашние хозяйства враэл оло различаются по тому, как они обращаются с больными стариками. Таких членов се¬мейства редко атакуют или убивают, прежде всего потому, что это дало бы прецедент для подобного плохого обращения с самими преступниками в старости. Большинство домашних хозяйств юань-ти гарантирует, что такие старики должным об¬разом питаются и живут, а в остальном их просто игнорируют - особенно если они огрызаются. Некоторые поручают им определенные ключевые секреты семейства, чтобы держать под контролем честолюбивую молодежь. Юань-ти, нуждающие¬ся в покровительстве таких стариков-неудачников для доступа к семейным магическим изделиям или к определенному бо¬гатству, обычно намного более общительны, находчивы и почтительны, чем те, кому это не нужно. Вдобавок, враэл оло, должным образом заботившимся о больных стариках, может быть гарантирована поддержка родни за пределами домашнего хозяйства в будущих спорах - неважно, живы старики или уже умерли.
  Некоторые юань-ти планируют свою отставку заранее, покупая роскошные окруженные стенами сельские поместья, в которых они смогут жить на старости лет. Ощущая, что способности начинают их подводить, они оставляют свое место в пределах домашнего хозяйства и перебираются в собственные роскошные поместья, где они могут свысока управлять почти¬тельными людьми-рабами и умирать медленно и мирно. Старшие, отказывающиеся уступать свои позиции более способным или как-либо иначе бросающие вызов власти ссрат, часто считаются раздражителями. Однако, вместо того, чтобы убивать их, семейство часто их подкупает, отправляя в удобную отставку в другое место. Семейства, выбирающие такой путь, обыч¬но либо покупают, либо захватывают человечекое жилье соответствующего уровня роскоши.
  Почти все юань-ти уважают собственность и персону старшего юань-ти, живущего не у дел, независимо от племени или политики. Вторжение в окруженный стеной комплекс старшего, кража его собственности или совершение насилия про¬тив его персоны или рабов просто так не делаются. Множество таких роскошных особняков (особенно в более диких вос¬точных краях Калимшана и на юге Задних Земель Ташалара) кишит испуганными людьми-рабами, старающимися игнори¬ровать увядающий труп мертвого владыки-юань-ти или живущими вокруг свившегося неподвижного старика, спящего деся¬тилетиями.
  Траурные обряды
  Похоронные обряды враэл оло варьируются от племени к племени, от ссрат к ссрат и от храма к храму. Некоторые юань-ти сжигают или просто бросают трупы, но многие страраются собрать чешую или кожу мертвых перед тем, как бро¬сить дабы оставить ее разлагаться или захоронить под маленькими каменными каирнами. Некоторые предпочитают скарм¬ливать мертвых определенным местным монстрам, которые после этого считаются своеобразными оракулами, ибо они "проглотили воспоминания" умершего. Юань-ти, желающие предвидеть будущее, просто наблюдают за поведением существ и интерпретируют его согласно неким малоизвестным руководящим принципам. С телами старших или лидеров племени обычно обращаются с большим почтением, чем с таковыми меньших членов племени, и священников юань-ти почти всегда ритуально сжигают на алтарях их божеств.
  Племена Экстаминос, Саурингар и Се'Сехен используют ритуал, известный как "возвращение к яйцу". Сначала они моют и гримируют своих мертвый, чтобы они выглядели насколько возможно неповрежденными, даже пришивая или маги¬чески закрепляя отделенные части тела. Подготовленное таким образом тело перевязывают чистым полотном и обматывают кусками ткани, сшитыми в длинные непрерывные полосы и обработанными смолами. Результат - овальный шар, похожий на яйцо, из которого ныне мертвый юань-ти когда-то вылупился. Затем эти "яйца" укрываются за стенами в секретных пещерах для мумификации. Такие пещеры открывают лишь для того, чтобы добавить других покойников, или для украшения их пле¬менными реликвиями или трофеями.
  Жилье
  Враэл оло могут приспособиться ко многим окружающим средам. В большинстве случаев они используют для строи¬тельства домов то, что легкодоступно в нужной области.
  Джунгли
  Живущие в джунглях юань-ти часто берут под свой контроль заросшие каменные руины, брошенные другими расами. Если такого варианта не попадается, они строят жилье в деревьях или в туннелях.
  Древесные дома юань-ти - обычно гигантские деревья, изолированно стоящие на болотах. Внутренние спирально изги-бающиеся туннели связывают каждое из деревьев с подземными проходами и, возможно, даже с другими деревьями. Об¬ширные туннельные системы в джунглях могут быстро забиться растущими корнями, и в них могут вторгнуться любые су¬щества. Таким образом, сохранение контроли и гарантия свободного прохода по таким туннелям - постоянная битва, часто стоящая многих жизней рабов.
  Холмы
  Холмовые дома юань-ти - естественные или искусственные насыпи, пронизанные жильем-пещерами и окруженные кон-центрическими стенами. В центре находятся фактические жилые пространства. Последующие кольца закрывают области для хранения, наблюдательные и колдовские башни, домашний скот, и последним идет кольцо "лабиринта", усеянное ловуш¬ками, через которые есть всего два извилистых, но безопасных прохода. Самое удаленное кольцо за пределами лабиринта - то, где бродят твари-стражи (экспериментально измененные монстры джунглей всех мастей). Этих существ держат голодны¬ми и, таким образом, они стремятся нападать на всех не-юань-ти - или на кого-либо еще, кого им прикажут сожрать.
  Другой ландшафт
  Большинство юань-ти, населяющих более "цивилизованные" области Фаэруна, предпочитают жить в подземных тунне¬лях или в структурах, построенных из камня. В холодных региона такое жилье всегда простирается ниже уровня мерзлоты, там, где температура остается достаточно стабильной. Если присутствует вулканическая деятельность или другие подзем¬ные источники тепла, туннели юань-ти всегда окружают подобные места.
  Особенности логовища
  Юань-ти предпочитают, чтобы стены их жилья были гладкими и свободными от определенных почв и грибов. Помимо этого они не особенно придирчивы - они не возражают против присутствия паров, мусора, который скапливается в руинах, или незначительных вторжений других существ (типа съедобных птиц и маленьких пушных обитателей леса). Если это воз¬можно, в каждом из логовищ юань-ти есть узкие туннели, дабы замедлить или остановить больших захватчиков. "Солнеч¬ные выступы" и другие обогреваемые места устраиваются для того, чтобы враэл оло и другие жители-рептилианы могли легко получать доступ к удобному диапазону температур.
  В большинстве жилищ юань-ти есть по крайней мере один ссаррамат, или центр молитв Ссету. Такое место может быть отмечено простой змееголовой спиралью, нацарапанной на стене, или сложной, высеченной руками каменной змеей в нату¬ральную величину, вертикально балансирующей на своем хвосте. У статуи такого вида неизменно есть петли-витки взад- вперед, словно у кадуцеуса. Она стоит в гладком шарообразном углублении, которое можно заполнить горючим ароматиче¬ским маслом - и телами жертв.
  Юань-ти, которые строят с самого начала или имеют достаточно ресурсов (времени и рабов) для изменения руин, в ко¬торых они обитают, зачастую создают склоняющиеся стены, довольно гладкие и пронизанные множеством отверстий для скольжения, связывающих палату с палатой. По крайней мере в одной области руин расчищаются разбитые скалы и щебень и обрезается листва, закрывающая сияние солнца. В больших палатах устанавливаются горизонтальные стволы деревьев или каменные столбы, служащие как сиденья для отдыха и высокими местами - при вторжении. Юань-ти, использующие масла осссра (см. осссра в Главе 10) обычно также пронизывают стены, потолки и полы туннелями-отдушинами, позволяю¬щими дыму течь из палаты сжигания в другие области жилища.
  Украшение жилья
  В жилье юань-ти обычно доминирование мозаики с извилистыми кривыми, и многие любят шелковистые, просвечива¬ющие гобелены. Палаты богачей обычно обставлены трофеями и терками - украшенными скульптурами с острыми гранями, позволяющими легко отшипнуть отколовшуюся или провисшую чешуйку. Юань-ти высокого социального статуса особенно любят скользящие свечения. Эти жидкие, постоянно меняющиеся "картины" содержат плоские стеклянные блюдца, запол¬ненные многоцветными маслами, циркулирующими, когда они нагреты снизу маленьким пламенем масляной лампы. На установленном на стене скользящем свечении с одной стороны может быть изображен одинокий змеиный глаз, движущийся благодаря перемещающимся водоворотикам масла. Враэл оло часто высекают в полу жилища мелкие пруды или формируют большие шары со скатами для скольжения по внутренней и внешней поверхностям. Такие емкости часто заполняют арома¬тическими маслами, в которых юань-ти могут очищаться от человеческой вони, предохранять свою чешую от высыхания или ломкости или просто нежиться, получая чувственное удовольствия от мягкости. Многие юань-ти любит часами витать в грезах при приеме подобных ванн, иногда окутавшись густыми облаками острого дыма осссра.
  Магия юань-ти
  Юань-ти - мастера экспериментирования, и магического, и иного. У враэл оло были столетия на то, чтобы пожинать плоды колдовства саррукхов и исследований тысяч вдохновленных наг и предков-юань-ти. Таким образом, глубина и разно¬образие тайных заклинаний под их командованием способны поспорить с таковыми самых магически мощных человеческих культур. При помощи своих собственных исследований юань-ти разработали утонченные варианты многих из созданных людьми заклинаний, парализующих существ или отбрасывающих их. Некоторые из анафем могут также использовать выры¬вание способности и удаление черты (см. Главу 11). Юань-ти всегда разрабатывают новые заклинания и новые варианты устоявшихся двеомеров. Таким образом, столкновение с заклинателями юань-ти, особенно с членами Вьющегося Заговора - непредсказуемо опасная ситуация.
  Многие заклинания, широко известные среди юань-ти, описаны в Главе 11. Они включают ловушку клыка, бритвеные чешуйки, змеиную стрелу, заряд яда и водоворот клыков.
  Божества юань-ти
  Во время создания юань-ти империи саррукхов были монотеистичными обществами, почитавшими Мировую Змею. Все остальные боги рассматривались как низшие богохульства, и саррукхи полагали, что тех, кто почитает их, следует либо обратить к почитанию Великого Чешуйчатого, либо уничтожить. После падения Империи Мхайршаулк многие юань-ти ис¬кали различные фрагменты Мировой Змеи, чтобы те повели их к правде, надеясь избавиться от темного упадка своих быв¬ших владык. Большинство этих богов давно было забыто, но поклонение Ссету укоренилось и стало основой современной религии юань-ти. Сегодня большинство юань-ти поклоняется Ссету настолько сильно и и пылко, что другие существа про¬сто поражаются.
  Однако, некоторые юань-ти все еще ищут других богов, которым можно следовать - обычно потому, что их собственное самомнение заявляет, что они стали самыми любимыми смертными приверженцами своих божественных покровителей, и это несложно, поскольку других прихожан, с которыми можно конкурировать, немного. В частности, в некоторых областях все еще процветает поклонение старшим богам - Мерршаулку, Ссс'тасин'сс и Варэи. Варэи тайно почитают многие чисто¬кровные юань-ти, живущие в человеческих городах и под ними и предпочитающие суматоху и цвет подобных мест своим собственным царствам. Мерршаулка часто уважают изгои или блуждающие юань-ти, особенно те, которые не сидят на ме¬сте, путешествуют в дикие места Фаэруна и славятся охотой на опасных тварей. Некоторые из таких юань-ти полагают, что поклонением Мерршаулку они отвергают упадок своей культуры и обходят "неизбежный провал" следования по пути Ссета.
  Многие из культов юань-ти формируются вокруг анафем. Некоторые из этих существ утверждают, что являются пробу-жденными старшими богами; другие провозгашают себя полностью новыми божествами. В настоящее время в эту послед¬ню категорию входят Белисс'сс'раэ, Оломе, Фелрисс, Сссравван и Т'с'трант, прихожане которых открыто сталкивались с дру¬гими юань-ти и иногда устраивали налеты на человеческие караваны. Другие подобные претенденты на божественность не¬сомненно существуют, но к настоящему времени им удается скрываться.
  Ссет, Скользящий Высший
  Для большинства юань-ти есть Ссет, и только Ссет. Все остальные змеиные божества, которых некоторые враэл оло по¬читали за эти годы, были либо масками, носимыми Ссетом, либо ложными лицами падших божеств, почитаемых Бесчешуй- ными. Эти последние существа всегда стремятся отвратить юань-ти от правды Ссета и вогнать их в декадентскую леность, потерю сил и окончательное предательство и разрушение.
  Ссет шепчет во снах, говорит непосредственно через своих священников, а в редких случаях даже показыватся своим преданным. Однако, гораздо чаще Скользящий Высший оставляет знаки в дыму своих храмов после того, как на его алтарях сделаны подходящие жертвы.
  Ссет руководит таинственными способами, ведя своих преданных ко все большей силе и возможному превосходству над миром. Однако путь, который он показывает, неизменно тих, скрыт и тонок, в отличие от разрушительного и зверского пути завоеваний, по которому идут гуманоиды.
  Священный Путь Ссета
  Набожные прихожане Ссета могут выражать кредо бога различными способами, и действительно многие впадают в об-суждение его специфических особенностей. Однако, в общем все они верят в следующие принципы. Ссет охраняет секреты того, как сделать своих сторонников сильными, передавая намеки и помощь преданным последователям тонко и экономно. Те, кто используют дары бога для достижения силы и успеха, приятны Ссету и достойны награды - от возрождения после смерти до увеличения своих сил, типа змеиных членов, более сильного яда или большего мастерства в магии. Все секреты известны Ссету. Он уступает их экономно в обмен на угождающую ему службу, типа достижений, полезных всем враэл оло, пожертвований, сделанных в его имя или на его алтарях, и повиновения священникам Ссета и приказам самого бога.
  Всеь юань-ти должны действовать в соответствии со Священным Путем Ссета - то есть тонко. Всякий раз, когда это возможно, враэл оло должны предпочитать манипуляцию открытой конфронтации, шепот клыкам и ухищрения - боевым за¬клинаниям. Те, кто следуют Священным Путем Ссета, знают своих противников, думают быстрее, планируют наперед и скользят благополучно.
  Жертвы Ссету
  Скользящий Высший слышит все молитвы своих последователей-юань-ти, но он скорее всего выделит фактическую по¬мощь лишь в том случае, если призыв сопровождается пожертвованием жизни. В качестве жертвы подходит любой вид ин-теллектуального существа (то есть такового с показателем Интеллекта 3 или выше), хотя одни существа для бога приятнее, чем другие. Жертвы по рангу желательности приведены в списке ниже.
  • Чешуйчатое существо, по своей воле подвергающееся смерти во имя Ссета.
  • Чешуйчатое существо любого вида.
  • Бесчешуйный со способностью к тайному колдовству или с естественными подобными заклинаниям силами.
  • Бесчешуйный с великой персональной силой или достижениями.
  • Бесчешуйный любого другого вида.
  В любой из этих категорий более серьезное существо всегда для Ссета приятнее, чем маленькое и незначительное. Та¬ким образом, испытанный в битве огр гораздо достойнее, чем младенец-халфлинг.
  Чувства, пылающие в момент пожертвования, для Скользящего Высшего важнее, чем общее количество или частота предлагаемых жертв. Пожертвования ожидаются всякий раз, когда прихожанин должен искупить отклонение от Священного Пути, но они в общем необязательны для прихожан, старательно следовавшим пожеланиям Ссета, что сообщается им лично в снах-видениях или через священников. Способ, которым проводится ритуал, и поведение жертвы также имеют отношение к приемлемости пожертвования. Идеальная жертва - та, которая по своей воле подвергается смерти во славу Ссета. Немно¬гие из Бесчешуйных действительно счастливы умереть ради Ссета, но юань-ти и другие Чешуйчатые зачасто видят опреде¬ленную выгоду в возможности отдать себя богу без остатка. Следующими по ценности жертвами являются те, что по своей воле занимаются подготовкой к пожертвованию. Потенциальным жертвам обычно предлагают все, что они пожелают - еду, питье, сокровища, компанию и благоволение. Юань-ти часто предлагают помощь в убийстве ненавистного конкурента или исправление чего-либо неправильного, а затем незаметно подсыпают в еду или питье предназначенной жертвы наркотик, чтобы она не сопротивлялась. На третьем месте по приемлемости - существа, убитые по имя Ссета на алтаре Ссета прихо¬жанином, использующим рукопашное оружие или свои собственные клыки. Жертвы, убитые заклинаниями или связанные, чтобы не сопротивлялись, менее желательны. Испуганная и забитая жертва наименее желательна из всех. Подношение подобной жертвы требует немного усилий, почти никакого риска и мало тонкости, так что это вряд ли впечатлит бога.
  Пожертвование лучше всего исполнять вырыванием горла или лица жертвы или откусыванием конечности (обычно руки). Независимо от способа, смерть должа последовать от кровопотери, а не от яда или других средств. Убийца должен проскользить по крови жертвы, громко молясь Ссету Определенные награды за пожертвования даны в Главе 2 "Книги Мерз¬кой Тьмы". Как альтернатива, проситель может получить загадочные ответы на определенные вопросы - либо как нашептан¬ные в разум слова, либо как видение. Другие варианты награды включают лечение (полное или частичное восстановление потерянных очков жизни) во время контакта с жертвенным алтарем, готовность накладывать заклинания (помещаемые напрямую в разум получателя) или непосредственное, прямо на месте изменение формы (чистокровного - в полукровку, или змеиные черты - в прививания, детализированные в Главе 10).
  Молитвы, на которые ответил Ссет
  Почти все священники Ссета - змееголовые полукровки, но зачастую самые мощные - многоголовые юань-ти. Ссет при¬нимает, предопределяет и оценивает своих священников в видениях-снах. Никто из юань-ти не может объявить себя священ¬ником Ссета или оставаться таковым без согласия Скользящего Высшего. Если какой-либо юань-ти прикинется, что имеет священнический статус, в любом из священных мест Ссета, бог немедленно узнает об этом и может сообщить это любым истинным священникам на освященной земле - видением, телепатией или иной связью на расстоянии. Духовенство Ссета обычно очищает священные места бога и предотвращает загрязнение и вторжение не-сторонников, помимо жертвы. Его свя¬щенники также размножают, выращивают, кормят и тренируют змей, служащих в храме посыльными и для мелких поруче¬ний, и они контролируют и распределяют все храмовые тайники с ядами, маслом осссра и с денежными и магическими со¬кровищами. Кроме того, им поручено доведение воли Ссета до всех юань-ти в пределах их досягаемости и предоставление святых приказов во время племенных раздоров или войн с Бесчешуйными. Кроме того, они непрерывно контролируют об¬щество юань-ти на признаки нелояльности Ссету и опасности всем враэл оло.
  Глубины правды
  В течение эпох Ссет становился все более летаргическим, часто спя столетиями, но продолжая при этом во снах предо-ставлять заклинания своим священникам. Во Время Неприятностей Ссет появился над Черными Джунглями в виде гигант¬ской крылатой магической змеи и призвал своих священников сплотить силы. Вскоре после этого во время сна в своем лого¬вище Ссет был магически скован божеством Сетом, работающим через миньонов типа окотианских саррукхов.
  Сет "стал" Ссетом, приняв его сферу и все аспекты, которые он уже включал, в том числе Варэи и Мерршаулка. Он узурпировал место Ссета в качестве владыки юань-ти и источника их божественной магии. Чтобы отметить прием сфер Ссе¬та, Сет создал существ, известных как змееоборотни (см. Главу 6). Все юань-ти теперь получают божественные заклинания от Сета, даже при том, что они полагают, что получают их от Ссета или некоего другого божества враэл оло.
  Большинство юань-ти все еще полагает, что Варэи, Мерршаулк, Ссс'тасин'сс, Сет и Ссет - различные сущности, и что Ссет властвует безраздельно. Большинство их либо не знает о раздоре Сета и Ссета (см. Расовую историю саррукхов в Главе 5), либо не желает знать об этом. Те, кто смеют говорить об этом, упорно утверждают, что Ссет обеспокоен нелояльностью среди враэл оло и что ее следует искоренить. Кроме того, они оставляют Ссету божественные дела и концентрируются на повиновении священникам Ссета и на жизни в соответствии со Священным Путем. Они пылко полагают, что если бы доста¬точное количество юань-ти сосредоточилось на этом, неприятности бы закончились, и все враэл оло получили бы свой за¬конный триумф. По правде говоря, Ссет дремлет весьма судорожно, и часть его кошмаров начиная со Времени Неприятно¬стей посещает и его последователей. Эти тревожные и все более и более частые грезы убедили большинство юань-ти и не- окотианских саррукхов, что Ссет возмущен или сброшен. Многие из них провели новые предсказания, пытаясь понять, что происходит. Своими усилиями они узнали, что Ссет обеспокоен и желает, чтобы они что-то сделали, хотя что именно - непо¬нятно. Это побудило некоторых юань-ти предпринять различные действия, а священников враэл оло подтолкнуло к еще большему разнообразию странных методов.
  Очень немногие из последователей Ссета знают, что бог неким образом проиграл битву с другим божеством и что в этом так или иначе виноваты окотианские саррукхи. Посвященные в это пока что хранят спокойствие, надеясь побольше узнать об угрозе и о том, что они могут сделать, прежде чем весть разойдется по племенам. Окотианские саррукхи точно знают, что сделал Сет, но они преднамеренно ввели в заблуждение юань-ти и сеют среди них разногласия, чтобы задержать исследования враэл оло и не дать им достичь соглашения по поводу того, как следует поступить.
  В настоящее время юань-ти, молящиеся Ссету, получают заклинания от Сета, домены которого - Воздух, Темнота, Зло, Ненависть, Закон, Магия и Чешуйчатые. Домены реального Ссета - Воздух, Животные, Хаос, Зло, Знание, Магия, Планиро¬вание, Чешуйчатые и Обман. Если Ссет когда-либо освободится, его прихожане получат доступ к его доменам, а не таковым Сета.
  Отношения с другими расами
  Юань-ти считают большинство других рас низшими, но их точное отношение варьируется в соответствии со степенью змеиной природы, которой обладает каждая из рас.
  Саррукхи
  Юань-ти признают, что ныне редкие саррукхи имеет власть над их расой по воле самого Ссета. В конце концов, именно божественный Ссет вечность назад сделал саррукхов своими личными эмиссарами и служителями, назвав их Когтями Ссета и предоставив им способность создавать другие змеиные расы. Мало того, что саррукхи создали юань-ти - у них также есть способность изменять тела юань-ти по желанию. Таким образом, враэл оло, как правило, повинуются, побаиваются и даже подлизываются к любому саррукху, с которым сталкиваются.
  С другой стороны, юань-ти также помнят саррукхов как ленивых и декадентских существ - действительно, некоторые из них в прошлом даже оказались недостойными покровительства Ссета. Таким образом, за ними следует постоянно присматривать, дабы достойные юань-ти не потеряли покровительства Ссета и не подвергли опасности своих товарищей, следуя глупым или чрезмерно эгоистичным командам саррукхов.
  Другие рептилии
  Для юань-ти глупые рептилии - семья, хоть они и очевидно меньшие существа, которым следует указать их "законное место" в качестве низших. Таким образом, юань-ти свободно могут эксплуатировать, приручать, порабощать и использовать таких существ, как пожелают. Драгонкины, птерафолки и т.п. - немного лучше, но они все равно расцениваются скорее как низшие, чем как союзники.
  Большинство юань-ти уважает драконов за их великие силы и долговечность и наг - за мощную магию, которую они контролируют. Меняющие форму, имеющие доступ к форме рептилианов, явно тронуты Ссетом, и поэтому на них смотрят как на таинственных и святых существ, имеющих законное предназначение, даже при том, что они - низшие по отношению к юань-ти. Лизардфолки глупы, но физически мощны и поэтому полезны в качестве союзников и служителей.
  Бесчешуйные
  Подобно создавшим им саррукхам, юань-ти ненавидят все нечешуйчатые разновидности, позиционируя их как низших существ. Полностью нечешуйчатые тела гуманоидов тревожат юань-ти - по сути, некоторые отвращения расценивают чело-веческие тела как непристойные, а человекоподобных чистокровных юань-ти - ненамного лучше. Кроме того, запах людей особенно неприятен для юань-ти - следовательно, в областях, контролируемых змеенародом, есть традиции применения рез¬ких духов. Юань-ти считают отношения гуманоидов упрощенными и странными, и их чрезмерно возбуждают их манеры. Люди и их род всегда "занят", и большинству из его представителей совершенно нельзя доверять. Самая благоразумная тактика - управлять ими с помощью наркотиков или принуждения - или, еще проще, - устранять тех из них, кто не служат никакой полезной цели.
  Однако, многие юань-ти, живущие среди людей в течение длительного времени, начинают считать их очаровательными и зачастую удивительными тварями, способными обеспечить бесконечное развлечение. Некоторые юань-ти даже начинают восхищаться определенными людьми и наслаждаться специфическим человеческими обычаями, модой и и играми.
  Оснащение юань-ти
  Так как юань-ти считают себя самыми совершенными из всех существ, они используют лучшее из доступного оснаще¬ния - как правило, по крайней мере мастерской работы. В конце концов, прекраснейшие существа заслуживают прекрасней¬ших инструментов.
  Столкновения с юань-ти
  Игровые персонажи могут столкнуться с военной бандой юань-ти на тропе в джунглях, или с идущими к крупному хра¬му юань-ти с жертвами. Такая банда обычно состоит из Ы12+1 чистокровных, Ы4+1 полукровок и Ы3+1 отвращений. Ма¬ленькие банды чистокровных, предпринимающих миссии в человеческих городах, зачастую состоят всего из Ы3+1 юань-ти.
  Готовые к использованию злодеи и союзники
  В любой кампании Забытых Царств авантюристы с соответствующей репутаций неизбежно должны ппопасть под вни¬мание юань-ти. С двумя чистокровными противниками, детализированными ниже, можно столкнуться в канализационных коллекторах или подвалах человеческого города. Примеры более серьезных злодеев даны в Главе 8.
  Мрутлисск
  Мрутлисск был потомком юань-ти, вынужденных принять участие в экспериментах по размножению. Его родители сбе¬жали с остальной частью своего ссрат, когда в племени начался раздор (чо это было за племя - Мрутлисск никогда не знал). Поколениями ссрат перемещался на север, скользя из джунглей в леса и уходя всякий раз, когда они сталкивались с другими юань-ти. Мрутлисск вылупился в восточном краю Высокого Леса, где было много странных монстров. В его чешуйчатой се¬мье было все больше несчастных случаев, и вскоре он осиротел.
  Остальная часть его ссрат вскоре после этого рассеялась, оставив Мрутлисска предоставленным самому себе. Годами он жил в глуши, охотясь на краю леса, чтобы добыть себе продовольствие, пока не достиг его западной стороны, достаточно близкой к Секомберу. Там он начал выслеживать одиноких разведчиков, маленькие группы лесников и других людей, часто посещавших лес. Ночь за ночью он неподвижно лежал на земле за пределами круга света близ расположившихся на отдых людей, слушая их разговоры о богатстве, торговле и жизни в человеческих городах. Когда его цели засыпали, он нападал, убивал их и забирал себе их вещи. Но услышанные беседы увязли в его разуме, точа его, пока он начал жаждать шанса ис¬пытать на себе жизнь в мире людей.
  Угроза ранней, холодной зимы наконец заставила Мрутлисска охотиться за пределами леса, на торговых дорогах. Там он последовал за несколькими группами, спешившими в Сильверимун до "глубокого снега". Его привычкой стало переоде¬ваться в одежду своих более ранних жертв и присоединяться к маленьким группам путешественников, меряя их как добычу. Одной из ночей холод пригнал его к теплу костра группы, состоящей из нескольких мужчин в броне и множества женщин, укутанных и дрожащих в тяжелых мехах и плащах из шкур. Из кое-какой беседы стало ясно, что это труппа танцоров, направляющаяся в Сильверимун, и двух человек во время поездки утащили волки. Мрутлисск предложил себя в качестве за¬мены и провел эту зиму в Сильверимуне, учась работать.
  Когда пришла весна, Мрутлисск отправился с труппой на юг, к Уотердипу, затем быстро исчез, направвившись в более теплые прибрежные города Амна. Оттуда он, замаскировавшись, начал совершать путешествия по человеческим поселени¬ям Фаэруна, ища место, где можно обустроиться и осесть. Мрутлисск любит танцевать и считает это совершенным прикры¬тием, поскольку те, кто развлекают других, могут входить в человеческие города, когда пожелают. Но он мечтает стать пред-ставительным торговцем в правильном порту - столпом общества, дабы днем иметь возможность принимать на пирах мене¬стрелей и танцоров, а ночью - заниматься богатой контрабандой и делишками с рабами из своей собственной гавани и свя¬занными с ней подвалами. Это позволило бы ему охотиться и убивать и торговых конкурентов, и предателей в своей соб¬ственной теневой организации, таким образом избавляя себя от раздражений, удовлетворяя при этом свою жажду крови. Для воплощения этой мечты в реальность Мрутлисску необходимы деньги, торговые контакты и этот "правильный порт". Таким образом, он занялся приключениями - образом жизни, которым он наслаждается.
  С Мрутлисском можно столкнуться в одиночку или в компании Ы6 людей - жуликов, головорезов или танцоров. Если его компаньоны - танцоры, то он временно является частью их группы, дабы получить продовольствие, укрытие и кое-какие монеты, тонко выстраивая свои контакты в пределах области. Жулики или головорезы, путешествующие с ним - местные "теневые таланты", с которыми он заключает сделку - и, возможно, даже что-то обсуждает. Когда местные преступники хо¬тят, чтобы определенные индивидуумы исчезли, Мрутлисск часто подкупает их либо накачивает наркотиками, чтобы сде¬лать послушными, а затем перепродает их в другом месте в качестве рабов. Если с ним есть подобный пленник, зачастую он заявляет, что это больной родственник или старшина деревни, которого он сопровождает в определенный храм, чтобы тот умер с миром. Мрутлисск также продает информацию, полученную им в другом месте, иногда используя диковинно перевя¬занный ремень для запоминания определенных чисел и букв.
  Татстлассс
  Рожденная и выросшая в подвалах крупного порта у работорговцев-юань-ти, Татстлассс прожила в городах всю свою жизнь, скрываясь среди людей. Поначалу она зарабатывала свои монеты кражами, затем - убийством. Татстлассс любит уби¬вать, людей в особенности, - и поскольку она узнала, что некоторые люди платят за убийство других, она жила весьма не¬плохо. Секрет ее успеха двойной - знать, кто жертва, до нанесения удара, и знать, кто наниматель. Прекрасно зная, что ино¬гда наниматели стараются, чтобы убийцы замолчали навсегда, когда их работа сделана, Татстлассс всегда обустраивает без¬опасный метод оплаты (предпочтительно вперед) и средства спасения из области.
  Татстлассс живет в мире убежищ, ловушек и готовых маскировок, и она не доверяет никому - политика, далеко не раз продлевавшая ее жизнь. Независимо от того, где она находится в городе, она никогда не удаляется от места, где может скрыться - даже если это просто отгороженный угол какой-то крыши. Она снабжает все свои потайные места продоволь¬ствием, оружием, одеждой и пособиями для маскировки, типа масок и косметики, для гарантии того, что она сможет выжить там несколько дней и выскочить незамеченной, когда придет время.
  Когда рынок убийств затихает, Татстлассс с удовольствием делает деньги другими средствами. Под именем "Татса" она занимается косметикой, татуировками и боди-артом в магазинчике в богатой части городка. Она специализируется в превос¬ходной косметике для лица и в спиралевидной декоративной раскраске тела, предназначенной для отвления смотрящего от округлостей тела, когда надето платье, открывающее кожу. Этот прибыльный бизнес также позволяет ей торговать на сторо¬не вразнос благовониями, наркотиками и ядами среди богатых, но утомленных женщин, изучая при этом важный народ го¬рода. Своими двумя профессиями она накапливает немалое богатство, которое вкладывает во многих других городах.
  Татстлассс задержалась в этом городе дольше обычного прежде всего потому, что тут у нее есть устойчивый поток при-бывающих чужеземцев. Таким образом, в перерывах между работой она может потворствовать своей любви к убийству, устраивая засады на одиноких чужаков, которых никто никогда не будет искать.
  Другая причина, по которой она остается - присутствие старого местного волшебника, постепенно впадающего в ма¬разм. Он проводит дни, бормоча над магическими книгами в своей охраняемой големом башне, никогда не замечая, что гиб¬кая воришка (способная стать змеей, если захочет скрыться) нашла путь по крышам в верхние из его окон и оттуда - в комна¬ты с трофеями. В этих замусоренных, редко посещаемых палатах лежит много реликвий от монстров, которые можно осто¬рожно собрать и продать в качестве тайных материальных компонентов. Кроме того, в небольшой коробке на верхней полке спрятаны жемчужно-белый камень юун и хрустальный шар с обнаружением мысли. Татстлассс не забрала эти изделия с со¬бой, предпочитая прокрадываться сюда и спользовать их при необходимости. В этом лабиринте загроможденных комнат есть как минимум три кабинки, позволяющих ей использовать эти изделия, и дверные петли каждой из них хорошо смазаны, дабы гарантировать тишину.
  У Татстлассс нет интереса к наживанию врагов среди авантюристов, ведущих кампанию по ее выслеживанию. Неожи¬данно столкнувшись с PC, она при возможности изображает из себя человека - жертву воров, похитителей или работоргов¬цев. Притворяясь, что сама озадачена тем, как она попала в канализацию, подвал или лабиринт подземелья, где они нашли ее, она ведет себя испуганно, но старается поскорее выйти наружу.
  Если PC спасают ее, она предлагает им бесплатный боди-арт или татуировки в своем магазине и, если они соглашают¬ся, ведет себя с ними хорошо. Однако, через хрустальный шар волшебника она присматривает за ними, поскольку обычно где авантюристы - там и богатство, и интересные изделия. Однако, вместо того, чтобы просто красть у них, она старается сдать их городским властям за некое реальное или возможное преступление, и, пока они заняты объяснениями, потрошит их имущество.
 

 
  Yuan-ti: Snake People The serpent creatures known as yuan-ti are all that remains of an ancient, decadent human empire. Ages ago their dark gods taught them profane, cannibalistic rituals to mix their flesh with that of snakes, producing a caste-based society of hybrids in which the most snakelike are the leaders and the most humanlike are spies and agents in foreign lands. Ye cannot goad one of the serpent folk into hatred or fear, or evoke in it love or friendship. They may feign such things to cozen ye, but within they are always coldly, calmly calculating.
  — Elminster Humans Transformed The people who became yuan-ti were one of the original human civilizations. Their society built great temples of stone and forged metal into armor, tools, and weapons. In their ceremonies they paid homage to the snake as the embodiment of the qualities they most appreciated. They developed a philosophy of separating emotion from intellectual pursuits, allowing them to focus their energy on personal advancement and expanding their territory. They believed themselves to be the most enlightened mortals in the world, and in their hubris they sought to become ever greater. The serpent gods of the primordial world heeded the prayers of these people and hissed dark demands into their ears. The people tainted their souls by performing human sacrifices in the name of the gods, debased their flesh by cannibalizing their victims, and then performed a sorcerous ritual while writhing in pools filled with living snakes that enabled them to mix their flesh with that of serpents, becoming like the gods in body, thought, and emotion. Freed from the limitations of their human bodies, the yuan-ti used their new abilities to conquer new lands and expand their borders. One Race, Many Forms The bodies of all yuan-ti have a mix of humanlike and snakelike parts, but the proportion varies from individual to individual. After the initial metamorphosis of the humans, their society quickly coalesced into a caste system based on how complete a person’s transformation was. The vast majority of yuan-ti fall into three categories — abominations, malisons, and purebloods — while the mutated broodguards and exceedingly rare anathemas have their place in the hierarchy as well. All yuan-ti can interbreed. Females usually lay clutches of eggs, which are stored in a common hatchery, although live births aren’t uncommon. A mating between yuan-ti of different types almost always produces eggs that hatch into yuan-ti of the weaker parent, so most choose partners of the same type in the interest of maintaining the strength of their personal bloodline. The yuan-ti have abandoned their humanity and consider non-serpentine humanoids to be lesser creatures, barely more civilized than common apes. Although some purebloods are able to reproduce with humans, most are disgusted by the idea and would do so only if seduction is necessary for a pureblood to preserve a role as a confidant or advisor in human society. The very rare offspring of such a union are always purebloods, although they may appear fully human at birth and for several years afterward. The yuan-ti know rituals that can transform an individual into a more powerful type. The cost and time required to perform the ritual is prohibitive, and as a result most yuan-ti never get the opportunity to undergo such a transformation. Every use of the ritual must be modified to suit the individual undergoing transformation, and requires rare herbs, exotic magical substances, snakes, and one or more humans to be sacrificed and eaten as part of the procedure. Undercover Empire The human civilization that gave rise to the yuan-ti was among the richest in the mortal world. It rapidly progressed in metalworking, using keen intellect and magic to discover the secrets of making steel. Its military shattered rival tribes and developed advanced tactics for fighting in forests and open plains. The civilization grew into a cluster of allied city-states. Conquered neighbors were allowed to keep their leaders and culture so long as they paid tribute, swore allegiance to the victors, and incorporated their conquerors’ serpent gods into their religions. These victories sent a constant influx of food, ore, and slaves back to the home cities. The wealth of the empire allowed the ruling elite plenty of time to focus on intellectual pursuits. These nobles turned to philosophy and prayer, offering gifts of magic and animal sacrifices to their serpent gods, paying homage to the perfection of the ophidian form. The serpent gods taught the humans how to take on aspects of the snake, but the cost of the change was high, requiring many sacrifices for each person to be transformed. Entire households of slaves in one city-state were killed and eaten to create the first yuan-ti, and once the news of how to perform these rituals spread to other leaders, the call for slaves to fuel the process increased. As the serpent gods began to demand more and more sacrifices, the yuan-ti stepped up their raids on bordering settlements to meet this need. The physical and magical prowess of the yuan-ti empire allowed the former humans to retain their holdings for several hundred years, until a combination of drought, attacks by enemies (including dragons and nagas), civil war, torpor among the serpent gods, and the development of iron weapons by the some of their conquered enemies finally loosened the yuan-ti’s hold over nearby lands. The serpent people withdrew to their fortified cities and underground temples, ceding the rest of their territory to their former minions. The yuan-ti crawled away and hid in a matter of weeks, all but disappearing from the world. Yuan-ti structures throughout the land were torn down to celebrate liberation from the snake-bodied oppressors, and within a few generations the yuan-ti were all but forgotten by the new humanoid civilizations. For over a thousand years after their empire fell, the yuan-ti remained ensconced in their hidden strongholds, biding their time until they were ready to strike again. Today, with their numbers greatly depleted and their enemies much stronger than in ages past, the yuan-ti know they can’t resort to direct attacks in order to reclaim their rightful place in the world. Operating out of the subterranean ruins of their buildings in foreign lands, yuan-ti agents infiltrate enemy governments to discover weaknesses that their leaders can exploit. The yuan-ti look forward to the day when their empire rises again and spreads across the world like venom through the blood, as it once did. Because their population is so small, the yuan-ti are aware they are vulnerable in open warfare. Instead, their current plans assume they will never rule outwardly in human society, so they gain influence by controlling enemy rulers — and those close to them — through blackmail, drugs, magic, and the subterfuge of disguised purebloods. Calm long-view schemers, innate deceivers, and immune to poison — yuan-ti make perfect courtiers. And, worse for the rest of us, rulers.
  — Elminster Gods of the Yuan-ti
  The detached, intellectual nature of the yuan-ti doesn’t lend itself to fervent or devout worship in the manner that others revere their deities. Nonetheless, they acknowledge a wide range of supernatural and divine entities. Some of these are true deities, some are primordial spirits as powerful as gods, and some are creatures of questionable origin. In addition to the three primary deities discussed below, the yuan-ti worship over a dozen other “serpent gods” — lesser beings such as animal spirits, ascended heroes, divine servants of more powerful gods, and demon lords. Many of the cults devoted to these lesser gods are unique to a particular city, and followers of the three main yuan-ti deities usually consider these religious practices quaint rather than threatening. Dendar The Night Serpent came into being before recorded history, spawned from the feverish dreams of the first intelligent creatures. She subsists and grows stronger by feeding on the fears that plague the folk of the world. Her followers believe that Dendar is a harbinger of the end of things, which will come when she amasses enough power to consume the world. Another legend concerning her speaks of an iron door to the underworld behind which she lurks; when the time is right, she will tear it down, then eat the sun, plunging the world into darkness before she finally devours it. Yuan-ti worshipers of Dendar are led by nightmare speakers, malison warlocks that honor their deity through acts of terror and receive magical power in return. Rather than killing enemies, these followers of the Night Serpent prefer to threaten and torture them, the better to feed and strengthen the goddess. See chapter 3 of this book for more information on yuan-ti malison nightmare speakers. Merrshaulk Though the Master of the Pit is not conscious, neither is he entirely dormant. Mirroring the fate of yuan-ti in the world, Merrshaulk entered a deep slumber when the serpent folk left the surface and went into hiding in ages past. It is unclear if declining worship caused him to fall asleep, or if his prolonged torpor caused his worshipers to abandon him. Even in his compromised state, Merrshaulk grants spells to his clergy in response to their invocations. Rousing him for advice or direct intervention is possible, but requires many ritual murders to be performed in his name, and his return to consciousness lasts only a short time. The leaders of Merrshaulk’s worshipers, called pit masters, are malison warlocks that uphold and advance the age-old yuan-ti traditions. They sense that it has become easier to wake him in recent decades, and believe this to be a sign that he will soon fully awaken, shed his skin, and — renewed by transformation — restore the yuan-ti to their rightful place as masters of the mortal world. See chapter 3 of this book for more information on yuan-ti malison pit masters. Sseth In the last years before the yuan-ti empire collapsed, Sseth appeared to the serpent folk in the form of a winged yuan-ti. He promised to lead the yuan-ti away from the brink of defeat and back to the pinnacle of world domination in return for their veneration. Many of Merrshaulk’s devout turned to the worship of the Sibilant Death, believing him to be an avatar of their deity. They granted him enough power to mount a brief recovery, but those actions were too little and too late to prevent the collapse of the empire. Sseth chose to rest and gather strength during the years of decline, as more and more of the yuan-ti adopted his worship. His most devout followers, known as mind whisperers, use their god-given magic to emulate Sseth’s tactics and principles. They strive to succeed by offering an alternative choice to contesting viewpoints or plans, and in so doing they exude an air of self-importance that gives them a less than savory reputation among yuan-ti that follow other gods. See chapter 3 of this book for more information on yuan-ti malison mind whisperers. GODS OF OTHER WORLDS In worlds other than the Forgotten Realms, yuan-ti make pacts with deities of the pantheons presented in appendix B of the Player’s Handbook. The following are suggested yuan-ti deities for each pantheon.  Greyhawk. Erythnul, Iuz, Tharizdun, Vecna.  Dragonlance.Chemosh, Sargonnas.  Eberron. The Fury, the Keeper, the Mockery, the Shadow, the Traveler.  Celtic. Math Mathonwy, Morrigan.  Greek. Ares, Hecate.  Egyptian. Apep, Set.  Norse. Hel, Loki. Serpent Gods The yuan-ti’s dispassionate attitude toward religion is especially evident among the powerful yuan-ti that take one of the lesser serpent gods as an object of worship. The worshiper of a serpent god pays homage not out of respect or fear, but because it aspires to emulate the entity, beseeching it to reveal the secret of transcending mortality. Then, once armed with that knowledge, the yuan-ti sets out to supplant its deity and become a new serpent god. The serpent gods don’t wish to be brought low, or to be bled of power as Merrshaulk was, so they mollify their worshipers with pronouncements that hint at what the supplicants seek. The truth is never easy to ferret out, but rarely an exceptionally clever yuan-ti succeeds in attaining divine form and vanquishing its benefactor. This cannibalistic pressure from mortals means that the lower ranks of the serpent gods experience a change every century or so, although often it is the newest yuan-ti godling that falls prey to the next one’s ambitions.
  Structured Society The goal of every yuan-ti is to transform itself into the ideal combination of snake and humanoid. This attitude is reflected in yuan-ti society by a caste system, with status predicated on where a particular form of yuan-ti lies along the ladder of transformation. The basic form of yuan-ti society is a pyramid with abominations at the top, malisons in the middle level, and purebloods at the base. The outliers are the anathemas, the most powerful yuan-ti of all, and two castes that lie beneath all yuan-ti: broodguards and slaves. Statistics for yuan-ti anathemas, yuan-ti broodguards, and new kinds of yuan-ti malisons appear in chapter 3. Two new malison variants are presented in the “Yuan-ti Malison Variants: Types 4 and 5” sidebar in this chapter. Yuan-ti Anathemas The exceedingly rare yuan-ti known as anathemas look much like abominations, but larger, with clawed hands, and six snake heads sprouting from where the head should be. Each anathema is the product of a unique ritual that alters its original abomination form, increasing its size, power, and intelligence. Other yuan-ti treat anathemas like demigods, and they naturally assume a leadership position over all others in the area. An anathema’s aggressive presence brings about a transformation in a yuan-ti city, pushing it to become more warlike and expansionistic. The anathema directs the yuan-ti to wage small-scale wars on humanoids, usually through proxies such as cults and allied creatures, and uses these conflicts to gather riches and slaves until it has enough resources to establish the yuan-ti as the rulers of a region. Yuan-ti Abominations Mostly ophidian, but with humanlike arms that can wield weapons and use tools, abominations closely resemble the perfect form that the serpent gods envisioned. Absent the presence of an anathema, yuan-ti abominations are the leaders in most yuan-ti cities. Yuan-ti Malisons The various kinds of malisons are imperfect compared to abominations but still a step above humankind in the eyes of the serpent gods. Malisons tend to be receptive to religion, seeking insight about how they can improve toward the serpent ideal, and many of them become leaders in the worship of one of the serpent gods. Yuan-ti Pureblood The most numerous of the yuan-ti, purebloods are also the most humanlike, exhibiting only one or two snakelike features such as slitted pupils or patches of scales on the skin. In yuan-ti cities, purebloods are treated fairly but live in an environment where their wants and needs are eclipsed by those of the malisons and abominations. Because purebloods can easily pass as human, their most important function is as agents of the yuan-ti in the outside world. They can live incognito among humans as diplomats, infiltrators, and spies. Because they get to wield power and influence while playing such roles, some purebloods surround themselves with luxury in their human guises and then become resentful when they have to return home and live under the caste system again. Yuan-ti Broodguards The devolved creatures known as broodguards are created by feeding humanoids a special elixir, which gives them scaly skin and a compulsion to follow orders. Because their minds are crippled by their transformation, broodguards are less useful than slaves for many tasks, but because of their unwavering loyalty they make capable guardians for yuan-ti eggs. Broodguards are technically slaves, but because of their loyalty and the expense of the potion that creates them, they have slightly higher status than common slaves — meaning that a pureblood is more likely to give a suicidal order to a slave than to a broodguard. Slaves Every yuan-ti settlement has a number of other creatures under its control, including intelligent humanoids, charmed or trained beasts, and even undead or conjured minions. Regardless of their nature, all are treated as slaves: no creature that is not a yuan-ti is fit for anything other than menial labor and subservience. Slaves that fail to follow orders or lag in their duties are dispatched or turned into broodguards. From Calimshan and the Lake of Steam out along the trade routes to cross the world, yuan-ti poisons and potent liquors are covertly sold. Beware! Some of the latter slowly and subtly bring imbibers under the sway of the next pureblood serpent-spy or yuan-ti malison to meet with them unlooked-for. — Elminster Emotionless Evil During their ascension ages ago, the yuan-ti freed themselves from the yoke of their human emotions. Now they view the world from a pragmatic and dispassionate perspective. They understand emotional connections in a detached, intellectual way, and recognize that these feelings in others can be exploited through bribes, favors, or threats. As creatures devoid of emotion, yuan-ti exhibit behavior and use tactics that exemplify that outlook (or lack of one). Whether in combat or in daily life, the following principles guide the yuan-ti in all they do. Other Lives Are Cheap Yuan-ti put little value on humanoid lives, even those of their own slaves and cultists. They would poison children to carry out a threat against their parents, or turn one person into a broodguard in order to show her family the consequence of resistance. They might refrain from provoking others’ feelings if doing so could adversely affect the yuan-ti’s plans, but they understand humanoid psychology well enough to know that they can get away with this casual disregard for life almost anytime. Furthermore, in the yuan-ti caste system, a greater yuan-ti’s life is worth far more than a lesser one’s. Weaker citizens are expected to lay down their lives to protect their betters. Leaders rely on this zealotry in their plans, and although they don’t needlessly waste the lives of purebloods on futile actions, most strategies include a fallback option in which mobs of purebloods and slaves are thrown at opposing forces in the hope of allowing the malisons and abominations time to escape. Survival First Yuan-ti are likely to retreat or flee from conflict if they don’t believe they have a reasonable chance of success. This reaction isn’t out of cowardice, but practicality — yuan-ti value their own lives much too highly to risk them when the odds aren’t in their favor. A short retreat might be just the thing to reach a better tactical position, find allies, or to allow the yuan-ti the opportunity to study their opponents and implement better tactics. Any enemy who chases a group of fleeing yuan-ti might be on the victorious side of a rout or could be heading into a trap; if the enemy has been encountered before, it is likely that the yuan-ti have prepared a special ambush at the end of the pursuit. Capture, Not Kill The objective of the yuan-ti as a race is to conquer and enslave others; they don’t espouse the sort of evil that calls for them to butcher or eradicate all who oppose them. In keeping with their goal of domination, the yuan-ti would rather capture potentially useful opponents than kill them. They use many methods for capturing enemies, such as poisoning, knocking out an opponent instead of making a killing blow, throwing nets, using magic such as suggestion, or restraining them in the coils of a giant snake. To force their compliance, enemies might be brainwashed, charmed, tortured, or transformed into broodguards. Those that prove intractable still have their uses, either as sacrifices to the gods or as food. Depend on Deceit Yuan-ti have no sense of honorable combat. They are naturally stealthy, and if they can sneak up on enemies, either in an ambush or to murder them in their sleep, the yuan-ti will do so — and they actually prefer these tactics to open warfare. Because abominations and malisons can change into the shapes of snakes, they can keep their presence hidden and get into places their normal forms couldn’t enter. Their immunity to poison gives all yuan-ti a tactical advantage in dealing with other creatures. A pureblood serving as a food taster for a royal family could poison a meal and declare it “safe” after taking a bite. YUAN-TI MALISON VARIANTS: TYPES 4 AND 5 A malison is a yuan-ti that has a blend of human and serpentine features. Three different types of malisons are described in the Monster Manual, and two rarer types are described here. Type 4 and type 5 malisons are the lowest-ranking members of the malison caste, and neither type is venomous in its yuan-ti form. For a type 4 or type 5 malison, use the yuan-ti malison stat block in the Monster Manual, but replace the Malison Type trait and the monster’s action options with the following:  Malison Type. The yuan-ti has one of the following types:  Type 4: Human form with one or more serpentine tails  Type 5: Human form covered in scales  Actions for Type 4 or Type 5  Multiattack (Yuan-ti Form Only). The yuan-ti makes two melee attacks or two ranged attacks.  Bite (Snake Form Only). Melee Weapon Attack: +5 to hit, reach 5 ft., one target. Hit: 5 (1d4 + 3) piercing damage plus 7 (2d6) poison damage.  Scimitar (Yuan-ti Form Only). Melee Weapon Attack: +5 to hit, reach 5 ft., one target. Hit: 6 (1d6 + 3) slashing damage.  Longbow (Yuan-ti Form Only). Ranged Weapon Attack: +4 to hit, range 150/600 ft., one target. Hit: 6 (1d8 + 2) piercing damage. Serpent Cults Some humans believe that not only are the yuan-ti superior to humans and worthy of emulation, but they are also the blessed emissaries of the serpent gods. From these entwined beliefs are born the serpent cults, groups of devout mortals who serve the yuan-ti either directly or in foreign outposts. Fanatical in their ideals, these cultists are willing to die for the yuan-ti and their gods, whether from an enemy’s weapon or at the point of a sacrificial knife. The yuan-ti use the cults devoted to them as a steady supply of willing minions and sycophants. Many yuan-ti establish or encourage cults to gather the special herbs and magic they need to perform the ritual for evolving into a more powerful form. And just as the yuan-ti have rituals to transform their own bodies, they have a ritual that can change a human into a pureblood. They sometimes use the promise of this ritual as an enticement for power-hungry followers or a reward for their most devoted cultists. In civilized society, cultists ingratiate themselves into the local populace, usually by promising perfection of the flesh (sometimes including the healing of afflictions), freedom from the ideas of sin and guilt, and hedonistic delights to those who join the cult. The leader of a cult is usually advised by a pureblood that relays orders and information between the cult and a yuan-ti city. Physical Variations No two yuan-ti look exactly the same. Both the snakelike and the humanlike portions of a yuan-ti’s anatomy exhibit a wide variety of shapes and colorations. Because a yuan-ti’s appearance is mostly inherited, in small settlements all the yuan-ti look somewhat alike, while larger settlements see more intermixing, which produces a wider range of results. Yuan-ti Snake Body Type d20 Snake Body Shape 1–5 Thick 6–15 Normal 16–20 Sleek Yuan-ti Humanoid Skin Color d20 Humanoid Skin Color 1–4 Dark brown 5 Green-brown 6–9 Light brown 10–15 Medium brown 16 Pale brown 17–18 Red-brown 19–20 Yellow-brown Yuan-ti Scale Color d100 Scale Color 01–06 Black 07–12 Black and brown 13–18 Black and green 19–23 Black and red 24–26 Black and white 27–30 Black and yellow 31–36 Black, gold, and red 37–42 Black, red, and white 43–45 Blue 46–48 Blue and black 49–51 Blue and gray 52–54 Blue and yellow 55–60 Brown 61–66 Brown and green 67–73 Green 74–79 Green and tan 80–84 Green and white 85–90 Green and yellow 91–96 Red and tan 97–00 Albino Yuan-ti Scale Pattern d20 Scale Pattern 1–5 Mottled 6–7 Random 8–10 Reticulated 11–15 Speckled 16–20 Striped Yuan-ti Tongue Color d6 Tongue Color 1 Black 2 Blue 3 Orange 4 Pale 5–6 Red Yuan-ti Eye Color d6 Eye Color 1 Blue 2 Brown 3 Green 4 Red 5 Tan 6 Yellow Yuan-ti Snake Head Shape d20 Snake Head Shape 1–5 Broad and rounded 6–9 Flattened 10–11 Hooded 12–15 Slender 16–20 Triangular Type 2 Malison: Arms d10 Malison Type 2 Arm* 1–4 Cluster of small snakes 5–9 One large snake 10 Scaly humanoid with snake head for a hand * Roll once for each arm. Type 4 Malison: Lower Body d20 Malison Type 4 Lower Body 1–7 Human legs and large snake tail 8–10 Human legs and multiple small snake tails 11–16 Scaly human legs and large snake tail 17–20 Scaly human legs and multiple small snake tails Pureblood Characteristics d20 Pureblood Characteristic 1–3 Fangs 4–5 Forked tongue 6–9 Scaly arms and hands 10–11 Scaly face 12–15 Scaly torso 16–18 Serpentine eyes 19–20 Roll twice, re-rolling results of 19 or 20 Unusual Abilities The variety among yuan-ti doesn’t end with their physical characteristics. Some of them are born with powers that are unusual or even unique among their kind. High-ranking yuan-ti might have one or more of the following abilities, either replacing or augmenting what a normal yuan-ti can do. TRAITS You can customize a yuan-ti by giving it one or more of the following traits. Acid Slime (Abomination, Anathema, or Malison Only). As a bonus action, the yuan-ti can coat its body in a slimy acid that lasts for 1 minute. A creature that touches the yuan-ti, hits it with a melee attack while within 5 feet of it, or is hit by its constrict attack takes 5 (1d10) acid damage. Chameleon Skin. The yuan-ti has advantage on Dexterity (Stealth) checks made to hide. Shapechanger (Pureblood Only). The yuan-ti can use its action to polymorph into a Medium giant poisonous snake, or into a Large constrictor snake, or back into its true form. Its statistics are the same in each form, except for the size change noted. Any equipment it is wearing or carrying isn’t transformed. It doesn’t change form if it dies. Shed Skin (1/Day). The yuan-ti can shed its skin as a bonus action to free itself from a grapple, shackles, or other restraints. If the yuan-ti spends 1 minute eating its shed skin, it regains hit points equal to half its hit point maximum. ACTION OPTIONS The following action options are restricted to certain kinds of yuan-ti. Bite (Pureblood Only). Melee Weapon Attack: +3 to hit, reach 5 ft., one creature. Hit: 3 (1d4) piercing damage plus 3 (1d6) poison damage. If the pureblood uses Multiattack, it can make two melee attacks, but can use its bite only once. Polymorph into Snake (Abomination or Malison Only; Recharge 6). The yuan-ti targets a creature it can see within 60 feet of it. The target must succeed on a Wisdom saving throw or be transformed into a Tiny poisonous snake, as if affected by the polymorph spell. The save DC is the same as that of the yuan-ti’s Innate Spellcasting ability. Snake Antipathy (Abomination or Malison Only; Recharge 6). The yuan-ti targets a creature it can see within 60 feet of it. The target must succeed on a Wisdom saving throw or feel an intense urge to avoid snakes and snakelike creatures (including yuan-ti), as if affected by the antipathy effect of an antipathy/sympathy spell. The save DC is the same as that of the yuan-ti’s Innate Spellcasting ability. Sticks to Snakes (Abomination or Malison Only; Recharge 6). The yuan-ti transforms a pile of sticks, arrows, or similar-sized pieces of wood into a swarm of poisonous snakes. The swarm acts as an ally of the yuan-ti and obeys its spoken commands. The swarm remains for 1 minute, after which it turns back into the original materials. Roleplaying a Yuan-ti Yuan-ti are emotionless, yet feel completely superior to humanoids, in the same way that a human can feel superior to chickens or rabbits — in a matter-of-fact, completely objective way that doesn’t brook any second-guessing. To a yuan-ti, there are only three categories of creature: threat, yuan-ti, or meat. Threats are powerful creatures such as demons, dragons, and genies. Yuan-ti are any of their own kind, regardless of caste; although a rival yuan-ti might be dangerous, and a weak or dead one might be potential food, it is first and foremost one of the true people and deserving of some respect. Meat includes any creature that is neither a threat nor a yuan-ti, possibly useful for a base purpose but not worthy of other consideration. Most yuan-ti consider it beneath themselves to speak to meat. Abominations and malisons rarely communicate directly with slaves except in emergencies (such as for giving battle orders at other times, slaves are expected to constantly be aware of the master’s mood, anticipate the master’s needs, and recognize subtle gestures of hands, head, and tail that indicate commands. Only purebloods — which walk among humanoids and therefore have to learn how to speak to them civilly — practice interacting with meat-creatures. Much of their training involves suppressing their innate annoyance at having to speak to lesser beings as though they were equals, or being obliged to kowtow to a humanoid ruler as if the pureblood were merely an advisor. Pureblood spies feel a sort of aloof contempt toward meat-creatures, but they can affect a pleasant tone, and speak to such creatures with a silver tongue that disguises their true feelings. Under normal circumstances, yuan-ti are always calmly deferential to those of higher rank. They tend to be curt and formal with those of lower rank, for the differences between them aren’t a source of anger or disgust (emotions that the yuan-ti don’t feel anyway), merely a fact of the natural order, and their culture long ago realized that treating the lower castes with a measure of detached respect prevents rebellion and advances the cause of the entire race. CANNIBALISM AND SACRIFICE The ritual that produced the first yuan-ti required the human subjects to butcher and eat their human slaves and prisoners. This act of cannibalism had several ramifications. It broke a long-standing taboo among civilized humanoids and set the yuan-ti apart from other civilizations as creatures not beholden to moral values. It corrupted their flesh, making the yuan-ti receptive to dark magic. It emulated the dispassionate viewpoint of the reptilian mind, a trait the yuan-ti admired.  Today, cannibalism is practiced by the most fervent of yuan-ti cultists, including those who aspire to transform into yuan-ti themselves. In yuan-ti cities, the activity persists in the form of human sacrifice — not strictly cannibalism anymore, but still serving as a repudiation of what it is to be human and a glorification of what it is to be yuan-ti.  Yuan-ti don’t have a taboo against eating their own kind; a starving yuan-ti would kill and eat a lesser without a second thought, and a group of them would choose the weakest among them to be killed and eaten. Under normal circumstances, however, they bury or cremate their dead rather than eating them, but a great hero or someone of status might be ritually consumed as a form of tribute. Yuan-ti Personality Traits d8 Personality Trait 1 I see omens in every event and action. The serpent gods continue to advise us. 2 I have very high standards for food, drink, and physical pleasures. 3 I prefer to be alone rather than among other creatures, including my own kind. 4 I sometimes become consumed by philosophy. 5 I believe I am superior to others of my caste. 6 I am driven by wanderlust and want to explore lands far from our cities. 7 I am interested in modern human culture, even as primitive as it is. 8 I await the day when we again conquer lands by force, as we did in the old times. Yuan-ti Ideals d6 Ideal 1 Greed. I display my wealth as a sign of my power and prosperity. (Evil) 2 Aspiration. I strive to follow the path toward becoming an anathema. (Evil) 3 Unity. No leader shall put personal goals above those of our race. (Any) 4 Kinship. My allegiance is to my caste and my city. Other settlements can burn for all I care. (Any) 5 Inspiration. My actions set an example for the lesser castes to emulate. (Any) 6 Power. Everything I choose to do is determined by whether it will make me smarter and stronger. (Evil) Yuan-ti Bonds d6 Bond 1 I will see our empire rise again and, in so doing, win the favor of the serpent gods. 2 I am enamored with the culture and trappings of another society and wish to be part of it. 3 I respect my superiors and obey them without question. My fate is theirs to decide. 4 I have an interest in an unsuitable mate, which I can’t suppress. 5 I respect and emulate a great hero or ancestor. 6 An enemy destroyed something of value to me, and I will find where it lives and kill the offender. Yuan-ti Flaws d6 Flaw 1 I feel twinges of emotion, and it shames me that I am imperfect in this way. 2 I put too much credence in the dictates of a particular god. 3 I frequently overindulge in food and wine, and I am impaired and lethargic for days afterward. 4 I worship a forbidden god. 5 I secretly believe things would be better if I was in charge. 6 If I could get away with it, I would gladly kill and eat a superior yuan-ti. Yuan-ti Names Yuan-ti names have meanings that have been passed down through the generations, although spellings and inflections have changed over time. Some yuan-ti add more sibilants to their birth names to create an exaggerated hissing sound, based on one’s personal preference and whether an individual’s anatomy can more easily pronounce the name in this altered form. An adopted name of this sort is recognized as a variant of the birth name, rather than a unique name unto itself. A yuan-ti might refer to itself by its birth name, by its adopted name, or (especially among purebloods) by a name it borrows from the local populace. The Yuan-ti Names table provides yuan-ti birth names suitable for any campaign. Yuan-ti Names d20 Name 1 Asutali 2 Eztli 3 Hessatal 4 Hitotee 5 Issahu 6 Itstli 7 Manuya 8 Meztli 9 Nesalli 10 Otleh 11 Shalkashlah 12 Sisava 13 Sitlali 14 Soakosh 15 Ssimalli 16 Suisatal 17 Talash 18 Teoshi 19 Yaotal 20 Zihu Yuan-ti Cities
  Most yuan-ti cities were built during the height of their empire centuries ago. Since they no longer have the vast number of expendable slaves necessary for large work projects, the yuan-ti content themselves with maintaining these ancient places rather than building new ones for their needs. Although these sites are hundreds or even thousands of years old, they don’t look or feel primitive — the yuan-ti empire was once very advanced, and although it has declined, its culture is still thriving on a smaller scale. Because the yuan-ti were previously human, their architecture reflects human ideas about art and beauty. Over time this perspective was skewed toward the concept that the snake is the perfect form, so serpents are a common theme in their aesthetic. The major buildings in a city usually have four sides and a sloped or staggered pyramid-like exterior. It is customary for stone buildings to have a series of tiles or carvings of snakes encircling the ground level at head height. These features are sometimes trapped or magically warded to prevent anyone from climbing the building’s exterior. Interior walls usually have floor-level holes or tunnels that a Medium or Large snake could pass through, allowing the yuan-ti’s serpentine pets, as well as abominations and malisons in snake form, to bypass human-style doors for convenience or in order to respond quickly to invaders. In well-traveled areas, ramps replace stairs, making it easier to snake-bodied yuan-ti to move between levels. A yuan-ti settlement usually has a paved plaza, and major roads are also paved. Fountains, gardens, and carved, freestanding columns are common elements. Six-foot-high walls high divide the community into city blocks or districts, with open arches allowing traffic to pass through. Yuan-ti lairs in human settlements are nothing like the accommodations in their own cities. Because these locations are used mainly by humanoid purebloods and cultists (or were built by humanoids and taken over by yuan-ti), stairs and humanoid architecture are the norm. Each of these sites resembles the headquarters of a spy ring, a thieves’ guild, or a hedonistic cult rather than the outpost of an evil empire bent on cannibalism and world domination, but it usually has a sacrificial slab tucked away in a corner for special events. Particularly in their cities, yuan-ti rely on poison traps to keep intruders, spies, and rebellious slaves out of sensitive areas. Traps are commonly placed on door locks, chests, and fake objects designed to attract looters. One insidious delivery method uses blocks of special incense to fill a room with poisonous faint smoke that disguises the presence of the poison until it takes effect. There are legends of certain yuan-ti infiltrating human cities and forming deadly covert societies that sell drugs and spell scrolls, blackmail merchants, and influence kings. But lacking any proof, I can’t believe such tales. — Volo Ye should.
 

  Юань-ти (Yuan-ti) Змееголовых, как в общем известны юань-ти, очень боятся среди людей. В тех местах, где обнаруживают этих существ, жители напуганы, и каждые руины, коллектор и тень считают потенциальным потайным местом, где падший змеенарод ждет, кем бы поживится. Правда, однако, немного отличается. Краткий обзор Юань-ти - самые мощные, успешные и предпочтимые создания саррукхов. Их разводили в качестве лояльных и способ¬ных служителей для своих создателей, и им доверяли действовать по собственной инициативе для содействия целям их че¬шуйчатых владык. Среди задач, упавших на плечи юань-ти, были исследование и эксплуатация новых территорий и наблю¬дение и дисциплинирование меньших служителей. Чтобы лучше исполнять широко варьирующиеся обязанности, саррукхи вывели несколько различных видов юань-ти, физическая форма каждого из которых удовлетворяла определенной задаче. Для помощи в создании рас-служителей саррукхи также разработали технику, способную навсегда изменять форму любого Чешуйчатого. Все юань-ти высокоинтеллектуальны, самососредоточенны и расчетливы. Людям типичный юань-ти кажется безжалостным, высокомерным, холодно спокойным, терпеливым и подготовленным. Однако, некоторые из них - особенно те, кто работают в одиночку или с нечешуйчатыми слугами - могут стать сумасшедшими, прямыми и опрометчивыми. Описание Конролируемое саррукхами размножение и столетия последовавшего свободного спаривания установили три основных естественных формы юань-ти: чистокровные, полукровки и отвращения. Детали этих трех видов юань-ти, составляющих большую часть расы, можно найти в статье про юань-ти в "Руководстве Монстров". Есть и еще несколько форм юань-ти, хоть они и немногочисленны. Чистокровные (Purebloods) Юань-ти, которые могут сойти за людей при наличии подходящей одежды, косметики и магии, известны как чистокров¬ные. Этим существам обычно поручается проникновение в гуманоидные общества и ведение тайных действий, требующих прямого контакта с гуманоидами. Полукровки (Halfbloods) Юань-ти, обладающие такими очевидными змеиными чертами, как полностью чешуйчатое тело, змеи вместо рук, змеи¬ная голова, змеиный хвост или змеиные хвосты вместо ног, называются полукровками. Полукровки формируют большую часть защитных сил сообщества юань-ти. Отвращения (Abominations) Отвращение похоже на змею размером с человека либо во всем, либо имеет лишь одну человекоподобную черту - как правило, голову или руки. Действительно, классические юань-ти, о которых люди рассказывают у домашнего очага - чешуй¬чатые змеи с человекоподобными руками. Это устрашающее существо может говорить на человеческих языках и встать вер¬тикально, сравнявшись с человеком ростом. Многие из таких историй ошибочно утверждают, что эти устрашающие суще¬ства могут при желании сменить форму на чистокровного - часто в красивую человекоподобную женщину, змеиная кровь которой видна лишь тогда, когда она совращает людей-мужчин или когда случайно открывается ее тело. Конечно же, правда, стоящая за подобными рассказами - в том, что заклинания могут позволить любому юань-ти временно принять человече¬скую форму. Анафемы (Anathemas) Выше и в стороне от большинства юань-ти стоят редкие анафемы, похожие на великую змею с человеческими руками и шестью человеческими головами. Такое существо обладает огромными силами, и думают, что оно является божественным воплощением Ссета, бога юань-ти. Почти все анафемы собирают свои собственные культы юань-ти, почитающие их и живу¬щие с ними. Такие возникающие племена часто переживают своих основателей, становясь длительными ха'сраммасс (вели¬кие племена). Эти мощные существа полностью описаны в "Фолианте Извергов". Другие подрасы юань-ти Саррукхи также вывели и развили горстку юань-ти специально для исполнения определенных специализированных за¬дач. Столетиями эти подрасы, известные как убийцы магов и святые стражи, размножались сами (см. описания в Главе 6). Расовая история Созданные саррукхами в давние дни Империи Мхайршаулк, первые юань-ти были результатом экспериментов по раз¬множению, смешавших ранних людей со змеями и саррукхами. Измененные и усиленные магией саррукхов, они стали са¬мыми мощными и успешными из "созданных" чешуйчатых рас - более интеллектуальные, чем лизардфолки, и более лояль¬ные и разносторонние, чем наги. Саррукхи предпочли юань-ти своим другим созданиям и поручали им самые стимулирую¬щие задачи - те, для которых требовалась добрая воля. В общем говоря, юань-ти были счастливы служить в такой роли. Поскольку глубина и пыл поклонения Ссету среди них росли (тщательно манипулируемые определенными саррукхами за поколения разведения юань-ти), юань-ти все более и бо¬лее считали такую службу правом, а приспосабливаемость - единственной надлежащей целью своего вида. Но все же высокий рост интеллекта, общества и веры среди юань-ти неизбежно ослабили их повиновение своим созда¬телям. В один прекрасный день саррукхам пришлось силой насаждать повиновение отдельных юань-ти, независимо от своих пожеланий, но создатели постепенно теряли эту способность по мере того, как общество юань-ти крепчало. Однако, саррукхи все же сохранили свою силу изменять тела юань-ти по желанию, и в наши дни они все еще могут принудить отдельных юань-ти служить себе, угрожая использовать эту силу против них. По мере того, как их цивилизация росла, юань-ти начали жаждать сил, имущества и влияния саррукхов. Хотя они вос¬хищались обществом саррукхов и принимали его ценности и взгляд на мир (включая тот факт, что меньшие существа, как предполагалось, были рабами тех, кто лучше их), они также стали понимать, что саррукхи - ленивые, декадентские и невни¬мательные. Юань-ти всегда гордились своими достижениями в обществе саррукхов, но они все сильнее и сильнее считали себя более достойными покровительства и награды Ссета, чем их создатели, и начали обижаться на то, что ими управляют, словно "меньшими существами". В конечном счете Империя Мхайршаулк ослабла настолько, что внешние силы (особенно драконы) решили начать сов¬местную атаку. Эти вражеские силы сокрушили множество армий лизардфолков, большинство из которых возглавляли юань-ти. Такое кровопролитие заставило некоторых юань-ти повернуться против своих создателей, и три великих империи саррукхов одна за другой пали. Ошеломленные саррукхи сбежали, скрылись, впали в бездействие или погибли. Юань-ти на¬конец-то были свободны - или, скорее, они были свободны в пределах границ своих обычаев и рассуждений. За многие про¬шедшие столетия большинство юань-ти забыло саррукхов и стало считать себя самыми способными и мощными существа¬ми на всем Фаэруне. Они чувствовали, что их возможное восхождение к мировому господству неизбежно, если они долж¬ным образом отнесутся к этой задаче. Однако, не так давно все большее количество юань-ти почувствовало призыв пробу¬дившихся саррукхов и задрожало, гадая, что это может означать. Первым тревожным открытием было то, что юань-ти не мо¬гут сопротивляться призыву - их непреклонно тянет к саррукхам. Второе открытие - то, что саррукхи все еще способны из¬менять тела юань-ти по желанию - то есть они могут убить юань-ти, просто изменив его в существо, неспособное дышать воздухом. Таким образом, они могут легко принудить одного из своих бывших служителей совершить любую задачу, незави¬симо от последствий для его жизни, социального положения и расы. Третьим и самым сокрушительным открытием было то, что юань-ти все еще желают служить саррукхам - на уровне гораздо глубже своего сознательного разума. Заискивание и преклонение колен, которые большинство юань-ти исполняет в присутствии своих старых владык - нечто гораздо большее, чем спасение своей чешуи - это неизменная преданность служителя своему владыке. Перспектива Для юань-ти их раса представляет собой вершину разумной жизни. Эти уверенные, высокомерные существа считают себя самыми способными и хитрыми существами на Ториле. Они верят, что являются законными владыками всего Фаэруна и убеждены, что смогут реализовать свою цель абсолютной власти, если будут ловки и мудры. В порядке важности юань-ти ставит на первое место самого себя, на второе - интимных близких и боевых товарищей, на третье - непосредственную семью, на четвертое - племя и на пятое - расу. Благоразумие ненамного умеряет их врожден¬ное чувство превосходства, заставляя их обращаться с саррукхами с осторожным уважением, с нагами и с явно устрашаю¬щими чешуйчатыми существами (типа драконов и мощных волшебников) с внимательной вежливостью, с другими змеины¬ми существами и рептилианами - как с полезными или краткосрочными союзниками, которых можно и обмануть, и со всеми остальными существами - как с домашним скотом, который следует использовать из соображений практичности. Некоторые юань-ти утверждают, что любое существо, бросившее вызов или не повинующееся юань-ти, должно быть либо уничтожено, либо склонено к повиновению. Однако, цель расы в целом состоит в том, чтобы завоевать и поработить других, а не уничтожать их. Всех существ можно использовать, и когда юань-ти достигнут своего законного владычества над всем, другие расы будут служить рабами, которыми они, как предполагалось, и были. В конце концов, нет победы или гордого достижения в том, чтобы править землей, очищенной от другой жизни. Ссет учит, что юань-ти предназначены пра¬вить всеми, но не убивать всех. Старшие юань-ти обычно более заинтересованы разнообразием существ, которых можно встретить на Фаэруне, чем их более молодые коллеги, но они менее терпимы к религиозным различиям и обстоятельствам, способным предложить смену методов юань-ти. Более молодые юань-ти обычно чувствуют отвращение к прямым деловым отношениям с другими расами - особенно когда это связано с соприкосновениями - но они более терпимы к предложениям сменить обычаи юань-ти, чем их старшие. Кроме того, скорее всего, чем моложе юань-ти, тем больше интереса он продемонстрирует в различных взглядах на мир, поддерживаемых другими существами. Очень редко юань-ти любого возраста может счесть отличающееся взгляды на мир хоть в чем-то правильными, но более молодые находят их интересными и часто полезными для управления другими ра¬сами. Юань-ти обычно более фаталистичны в отношении смерти, чем люди. Они признают, что все живые существа умирают и что смерть может прийти стремительно, несмотря на охрану и коварство. Однако, конечная продолжительность жизни не является оправданием для неуместной спешки или для отказа от Священного Пути Ссета. Смерть в битве всегда благородна, но долгой жизнью также восхищаются, при условии, что за это время многое было сделано. Сказать, что юань-ти прожил пустую или никчемную жизнь - смертельное оскорбление. Самосовершенствование Большинство юань-ти рассматривает разницу среди подрас (от почти человеческой до почти полностью змеиной) как часть божественного плана Ссета. Юань-ти, поддерживающие эту философию, полагают, что каждый индивидуум должен по максимуму использовать ту определенную форму, которую ему дали, борясь лишь за улучшение своей магии, мудрости и собственных созданий (меньших существ, которых он разводит или улучшает). Влезать в свое собственное тело - греховное деяние, ибо оно и так уже совершенно для своей цели. Другие юань-ти стремятся улучшить или изменить себя прививаниями и мощными заклинаниями. Они рассматривают такое непосредственное улучшение как истинный план божества для своей расы и считают юань-ти, избегающих таких ме¬тодов, ленивой недостойной скотиной, заслуживающей того, чтобы ими доминировали и побеждали их более знающие и бо¬лее мощные собратья. Дебаты по этому вопросу бушевали столетиями и не собираются уменьшаться, так как противостоя¬ние взглядов связано с глубокими религиозными разногласиями этой по существу набожной расы. Но поскольку влияние юань-ти расширяется, это же происходит и с их взглядами. Постепенно они становятся все более подобными разобщенным, корыстным, бесконечно приспосабливающимся людям, которых они так презирают. Общество юань-ти Сами юань-ти называют себя враэл оло (одобренные). Эта фраза обычно сокращается в повседневном использовании до враэл и может быть изменена на аувраэл (дружественный или известный юань-ти) и дутраэл (недружелюбный или незнако¬мый юань-ти). Социальная иерархия В общем, чем более змееподобными особенностями обладает юань-ти, тем выше его статус в обществе враэл оло. У от¬вращений самый высокий статус, далее следуют полукровки и, наконец, чистокровные. Убийцы магов и святые стражи неиз¬менно занимают в обществе юань-ти высокие положения, либо выше, либо ниже отвращений - в зависимости от близости храмов и воспринимаемой местной угрозы магически усиленных Бесчешуйных. В пределах своих подрас юань-ти оценива¬ются по достижения и демонстрируемому покровительству Ссета. Отдельный юань-ти иногда может повысить свой социальный статус, приобретая больше змеиных черт при помощи прививаний (см. Приложение) и других магических средств. Но такое продвижение в статусе также требует перемещения в другую географическую область, покидания семьи и племени и принятия нового имени и новой личности. Как правило, та¬кой измененный юань-ти не получит такого же высокого статуса, как коренной член желаемой подрасы, потому что дутраэл на новом месте неизменно расценивают его как чужака - и, скорее всего, шпиона конкурирующего племени. Вкупе с потерей семейной поддержки и известных контактов и источников это естественное недоверие гарантирует, что большинство юань- ти старается избегать столь решительных шагов. Чистокровные - исключение к этому правилу, так как они лучше всего процветают, "скрываясь на открытом месте" сре¬ди людей в человеческих городах. Они часто крутятся в торговле и гоняются за возможностями - точно так же, как и люди. Таким образом, для них наименее вероятна тесная привязанность к племени и наиболее вероятен поиск прививаний и дру¬гих змеиных улучшений для повышения своего статуса. Как правило, они выбирают змееподобные черты, которые можно скрыть от людей под одеждой, но быстро показать при угрозе или в критической ситуации. Отношения Даже при том, что юань-ти не нуждаются в любви или хотя бы симпатии со стороны своих супругов, они способны сформировать сильные (хотя и без большого доверия) отношения с другими представителями своего вида. Обычное ласко¬вое обращение юань-ти (переводящееся на человеческий язык как нежное "дорогой" или "дорогуша") - т'исс'тесс. Такое об¬ращение юань-ти приберегает для другого враэл оло, к которому он чувствует особенную близость. Его кровное семейство - аха'сс, индивидуумы, с которыми он живет и работает, составляют его ссрат (меньшее племя), а члены его великого племени - его ха'сраммасс. Жизненный цикл Юань-ти вылупляются из яиц в палатах, за которыми наблюдают кровавые стражи. Выводок всегда любопытен и нетер¬пелив к исследованиям. Они ищут сразу начинают искать еду и могут съесть друг друга, если не найдут ее. Их начальное обучение обеспечивают кровавые стражи, наблюдающие за инкубатором. Враэл оло обучают использовать свои силы почти с момента вылупления. Когда молодой юань-ти видит опасность или слышит предупреждение, он превращается в крошеч¬ную гадюку и скользит к ближайшему укрытию. В первую очередь в своей жизни юань-ти строят заговоры, плодятся и работают от имени своих племен. Размножение с "правильными" парами в течение всей жизни для производства еще больших юань-ти - святой акт для враэл оло, особенно для тех, кто верят в совершенствование своих форм. Два предполагаемых партнера холодно измеряют способности друг друга и пригодность для содействия расе, и если оба они сочтут друг друга ровней, они обычно спариваются, даже если лич¬но ненавидят друг друга. После спаривания женщины-юань-ти откладывают яйца в палатах выводков, отмечая каждое яйцо его происхождением, а затем оставляют их на попечение кровавых стражей. Многие юань-ти по достижении великого возраста становятся ленивыми, спя или лежав вялости все дольше и дольше - сначала днями, затем неделями, потом сезонами и, наконец, годами. Наконец, они оказываются не в состоянии пробудиться вообще, и их тела гниют и затем мумифицируются там, где они лежат. Некоторые стареющие старшие становятся раздражительными и кусают любого, кто пробуждает или тревожит их. Очень немногие готовы идти в последнее великое приключение, слабо ища некие острые ощущения, которые гарантирован¬но убьют их. Однако, большинство стремится умереть в мире и роскоши - предпочтительно в окруженных стеной сельских поместьях, которые они купили или захватили, ожидаемые почтительными людьми-рабами. Пожилых юань-ти уважают за их мудрость, и их не отвергают и не нападают на них их более энергичные и более молодые собратья, даже после того, как они впадают в сонный маразм. Организация Юань-ти Фаэруна разделены на семь великих племен (называемых домами) и одно межплеменное не столь секретное общество. Преданность любого специфического юань-ти основана прежде всего на кровных связях, но она может быть из¬менена и преднамеренным выбором. Харизматичные местные лидеры любят собирать свои ссрат. Большинство таких меньших племен состоит прежде всего из изгоев из других племен и индивидуумов, находящихся в немилости у близлежащих семейств. Члены такой группы редко переходят из дома в дом, но они могут терять контакт со своими родными племенами для независимой работы, и иногда они присоединяются к другим ссрат, формируя новые племена. За долгие столетия поднималось и падало немало великих племен. В настоящее время на Фаэруне процветает семь до¬мов юань-ти наряду с обществом, называемым Вьющимся Заговором. Эта организация весьма отличается от великих пле¬мен и по характеру, и по происхождению, но функционирует почти как одно из них. Дом Эселемас Члены этого дома, известные как эселемаа, известны своей скрытностью в джунглях и боевым мастерством. Те, кто ре¬гулярно охотятся, обладают умением Цепкий Хвост и отлично владеют и метают оружие хвостоми. Такие охотники всегда носят с собой дополнительное оружие именно для этой цели. В настоящее время девять эселемаа тайно управляют Лашпулом, формируя большинство из его шестнадцати сатрапов. Хотя количество сатрапов Лусфана выросло из первоначальных семи, упоминаемых в балладе "Семь Сатрапов", эти прави¬тели все еще остаются замаскированными и уединенными. Сатрапы живут в своих роскошных комплексах крепостного сти¬ля (известных как ашарланы), издавая письменные декреты через своих служителей-людей (зачастую зараженных). Когда они желают обратиться к народным массам, то вызывают граждан Лусфана на аудиенцию и используют заклинания, чтобы говорить через рты скованных женщин-рабынь. Большинство других эселемаа живут по берегам Моря Лапал и по всей самой северо-западной оконечности Джунглей Мхайр. Их поселения формируют собой "незримую змею", связывающую Море Лапал с Лашпулом изгибающимся маршру¬том, по максимуму избегающим владений Дома Се'Сехен, их заклятого врага. Вражда между Домом Эселемас и Домом Се'- Сехен произрастает прежде всего из конкуренции за определенные ключевые области джунглей. Далеко не одна партия "охотников на тварей" Эселемас в джунглях оказвается тонко замаскированный военной партией, выискивающей Се'Сехен - и наоборот. Дом Эселемас объединен с племенем Дженестас, и два дома часто бьются вместе в Черных Джунглях против Дома Се'Сехен. Вьющийся Заговор также заботится о том, чтобы оставаться с Эселемаа в хороших отношениях, так как порт Лашпул обеспечивает готовый доступ к Тарсулту и через него - к торговым грузоотправителям, способным без проблем до¬стичь большей части западного Фаэруна. Дом Экстаминос Дом Экстаминос является ответвлением Дома Се'Сехен, но эти два племени остались близкими союзниками. Раскол произошел, когда два сильных претендента на лидерство Дома Се'Сехен не смогли договориться о том, кто возьмет верх. Вместо подстрекательства к кровопролитию, частенько отмечающего подобные споры, два претендента согласились разой¬тись и позволить остальным Се'Сехен сплотиться вокруг того лидера, которого они пожелают. Претендент, получивший большую часть поддержки, получит властвование над Домом Се'Сехен, а другой уведет своих последователей в другое ме¬сто на Фаэруне, сформировав новое племя. Отколовшееся племя ушло на северо-восток, проделав долгое и опасное путешествие в посиках новых охотничьих уго¬дий, в конечном счете освоив Анкхвуд и Чондалвуд. Но атаки бесчисленных противников ослабили племя в обеих областях, и выжившие в конечном счете собрались вместе и основали себе дом в Горах Орсрон. Вскоре после этого члены близлежа¬щего человеческого благородного Дома Экстаминос из Хлондета наткнулись на ритуалы Варэи и начали "призывать" юань- ти на помощь. Так как при этом практиковалось много спариваний людей с юань-ти, кровь юань-ти теперь доминирует в объединившемся клане, члены которого называются экстаминаарами. Теперь Дом Экстаминос управляет Хлондетом, и его члены основали прекрасный храм Варэи, называющийся Собором Изумрудной Чешуи. Других экстаминааров можно встре¬тить по всему Фаэруну, живущими в бегах под человеческими городами. Экстаминаары действуют в качестве торговых агентов Се'Сехен, контролируя местную торговлю контрабандой, рабами и наркотиками через гильдии воров и приключенческие банды, которыми они управляют, а также через других агентов-лю- дей. Почти все члены этого дома проводят на захваченных существах персональные эксперименты, используя заклинания, наркотики, прививания и различные процессы обучения для создания лояльных служителей и стражей. Старшие племени одобряют такие действия, пока подобное экспериментирование не подвергает Дом Экстаминос более широкому исследова¬нию со стороны общественности в определенном человеческом городе и пока любые полезные продвижения делятся с пле¬менем. Таким образом, если какой-либо из экспериментов произведет существо, способное существенно использоваться (типа воздушного скакуна или стремительно размножающихся солдат), экстаминаары смогут быстро собрать множество эк¬земпляров для улучшения возможности племени достичь истинного величия. Многие экстаминаары желают улучшить себя прививанием змеиных рук, таким образом получая дополнительные при¬датки удивительной длины (до 30 футов). Они обычно держат эти "руки" обвитыми вокруг своей шеи и плеч под одеждой, производя впечатление больших размеров и обхвата. (Для деталей этой особенности тела см. Прививания юань-ти в Главе 10). Старшие члены Дома Экстаминос обычно обладают умением Прививание Плоти Юань-ти. Дом Хсс'тафи Хсс'тафин, как известны члены этого дома, были ухвачены на северо-западных берегах Моря Лапал и магически пере¬несены в руины Сс'тхар'тисс'ссуна в Году Пойманных Грез (-320 DR). С тех пор они были частью правящей знати Наджары, Королевства Змей, где они служат прежде всего администраторами, торговцами и религиозными лидерами. В течение господства Терпенци хсс'тафин цивилизовали племена офидианов и восстановили разрушенный город сар- рукхов Сс'тхар'тисс'ссун вместе с его главным храмовым комплексом. После падения Наджары члены этого племени были инструментом восстановления правления нагары (темных наг - потомков Терпенци) и осторожного преобразования Королев¬ства Змей в серьезную силу в Западном Сердцеземье. Дом Хсс'тафи также породил процесс создания зараженных и крова¬вых стражей, но эти методы уже распространились к юань-ти Хлондета и Чалтского полуострова. Хсс'тафин считают свое ха'сраммасс самым способным и практичным из всех. Они не слишком горды, чтобы работать с нагами и даже под их нача¬лом (или еще с каким-либо существом в том же отношении), если учитывать, что это конечном счете продвинет проекты святого Ссета и приблизит законное господство расы юань-ти. Однако, другие враэл оло считают их беспринципными ин¬триганами, которым нельзя доверить и единственную медную монету, уж не говоря о будущем расы. Хсс'тафин известны своими коброподобными капюшонами. Змееголовые члены этого племени обычно обладают умением Голова Кобры. Дом Дженестас Иногда высмеиваемые другими юань-ти как "отсталые враэл" и "слабоумные дикари", члены этого дома объединены с племенем Эселемас против Дома Се'Сехен за контроль над большими областями Черных Джунглей. Дженестаа, как называют членов Дома Дженестас, живут во множестве маленьких туннельных твердынь в пределах Черных Джунглей. Сильнейшие по своей численности вдоль Реки Чун и в руинах Сс'иин'тиа'саминасс, они господствуют от Промежутка Долсел до Реки Лапар и открыто правят в человеческом городе Мхайрхетел. Город Отступников, приветствую¬щий пиратов, работорговцев и торговцев, далеко не честных в деловых отношениях где-либо еще, служит удобным портом для торговли с более широким миром. Высокий Лорд Мхайрхетела - Истасфис Нсаран, женившийся на вдове Лорда Раунистера. Нсаран, умерший Раунистер и все лорды и леди правящего семейства Раунистер - фактически младшие чистокровные Дженестаа. Хотя любой из них легко может сойти за человека, когда соответственно одеты, все в Мхайрхетене знают, что в жилах Раунистеров течет "кровь джунглей" и что могут говорить со змеями. Граждане часто перешептываются друг с другом по поводу Раунистеров. "Они пришли за нами", - секретничают соседи, - "и если Вы пойдете с ними и они укусят Вас в своей спальне, у Вас вырастет че¬шуя и Вы станете их рабом, глухой, извиваяющейся змеей!" Безотносительно того, что в таких рассказах - правда, Раунисте- ры правят справедливо, Мхайрхетел остается богатым, а патрули змей человеческого размера защищают город от тварей джунглей и от наземных атак. С такими патрулями дженестаа можно столкнуться на восточных склонах Гор Гутх и в восточ¬ном конце Промежутка Долсел. Племя Дженестас наименее из всех домов юань-ти заинтересовано расширением своего влияния на человеческие города и "цивилизованные" земли. Его члены считают тесный контакт, который другие юань-ти ищут с человечеством, декадентством, преднамеренным заражением расы, и полагают манипуляцию Бесчешуйными слабой и неверной стратегией. Они утверждают, что их собратья-юань-ти отклонились от законной цели - мирового господства и, таким образом, обречены на неизбежный провал. Старшие Дома Дженестас верят, что доминирования юань-ти можно достичь лишь полной отменой процесса цивилиза¬ции на гуманоидных землях и возвращением дикой местности. Их тактика включает в себя распространение джунглей, раз¬рушение сельскохозяйственной базы городов и позволение диким тварям бродить повсюду - с юань-ти в качестве пастухов и владык. Дженестаа используют тварей-слуг для пролома стен, разрушения мостов и обваливания деревьев поперек дорог, и они регулярно сеют растения джунглей на фермерских полях. Дженестаа считают такие проекты "отхватыванием краев того, что люди и другая так называемая цивилизованная скотина называет своим". Из-за такого отношения лишь самые низкоранговые чистокровные живут в Мхайрхетеле, где длительное присутствие и правление Дома Дженестас рассматривается большинством племенных старших просто как эксперимент по долгосрочному размножению с людьми. Однако, другие старшие считают сохранение Мхайрхетела критичным для выживания племени - в конце концов, если дженестаа полностью уйдут в джунгли, Дом Се'Сехен может отрезать их от всех контактов с посто¬ронними и понемногу уничтожит их. Старшие согласны лишь в одном - от нарушителей спокойствия в Мхайрхетеле следует стремительно избавляться. Таких индивидуумов либо пожирают старшие дженестаа в качестве деликатеса, либо их утаски¬вают в Сс'иин'тиа'саминасс как объекты для экспериментов по размножению. Дженестаа также заинтересованы захватом тварей джунглей - и ради продовольствия, и в качестве объекта эксперимен¬тов. Их предки когда-то в поисках новой змеиной расы разводили и изменяли обезьян, таким образом наполнив джунгли во - круг Сс'иин'тиа'саминасс множеством огромных обезьяноподобных существ, демонстрирующих необычные силы. Таким же образом самый смелые из дженестаа теперь экспериментируют на халфлингах, похищаемых из Люирена (через портал, свя¬зывающий южные Черные Джунгли с Южным Люирвудом), и на людях, похищаемых с окрестных земель. Дженестаа из¬вестны своей скрытностью и терпением в битве. Члены-воины этого племени обычно обладают умением Шкуры Хамелеона, и большинство их может часами оставаться неподвижными, наблюдая сквозь едва приоткрытые глаза и ясно помня маль- чайшие детали увиденного. Дом Саурингар Племя Саурингар когда-то доминировало в Бассейне Санрач, но его членов вытеснили из наследственных владений в Году Множества Змей (605 DR) после заключения местными человеческими народами союза с мощным Лордом Нимбрала. Теперь племя поддерживает сильное присутствие в Чалтенгаре и небольшое - в Самарлоге. Его члены также контролируют рассеянные владения в северном Чалте и в северном Калимшане, за которыми обычно ухаживают люди - культисты Варэи. Также сауринганы - секретные правители независимого города-государства Нарубел. Сауринганы тесно соединены с племенем Се'Сехен и с нагами-духами Чалтенгара. Кроме того, они столетиями косвен¬но работали с торговым консорциумом Рундиин из Ташалара, поддерживая защитную политику Рундиин путем направляе¬мых пиратских действий. Десятилетиями сауринганы тонко уводили Рундиин от отбора лидеров, демонстрирующих необуз¬данную офиофобию, обычную для большинства ташултцев. Эта осторожная стратегия недавно вылилась в союз между пле¬менем Се'Сехен и Рундиин, принесший безопасность намного более слабым сауринганам. Члены племени Саурингар известны своей способности расширять размер своего тела. Большинство сауринганов со змеиными туловищами обладает умением Раздувание Туловища. Дом Се'Сехен В настоящее время Племя Се'Сехен - самое большое и мощное в Черных Джунглях. После исчезновения Дома Хсс'тафи в Году Пойманных Грез (-320 DR) Се'Сехен захватили земли павшего племени - и вместе с ними контроль над Сс'интии'сса- рии и Ямой Гадюк. Се'Сехен тесно объединились с Ссетом в течение его кампании, основав Империю Змей, и в нагаду за эти усилия им был отдан контроль над Бассейном Ташалара. В Году Павшей Ярости (20 DR), десятилетие спустя после ис¬чезновения Ссета, Се'Сехен были вынуждены уйти из Ташалара в свои твердыни на северо-западных берегах Моря Лапал. В результате этого поражения они впали в столетия сонливости. Кратковременное новое появление Ссета в течение Времени Неприятностей подбодрило Се'Сехен, побудив их заклю¬чить коварный союз с торговым консорциумом Рундиин из Ташалара. Се'Сехен обменивали экзотические специи и яды на рабов и средства транспортировки своих шпионов в порты на севере. Шпионы, убийцы и воры Се'Сехен (включая членов Дома Экстаминос) рассеяны по всему Фаэруну, где они работают для продвижения планов юань-ти по доминированию в по¬верхностном мире. Се'Сехен считают племена Экстаминос и Саурингар своими ближайшими союзниками, но они часто сталкиваются со Вьюшцмся Заговором, так как обе группы считают себя как законными творцами господства юань-ти на Фаэруне. Еще чаще Се'Сехен открыто борются с племенами Эселемас и Дженестас - хотя бы потому, что все три дома заявляют свои права на часть Черных Джунглей. Члены племени Се'Сехен широко экспериментируют с другими существами Черных Джунглей. Их самые успешные со¬здания - змееподобная ти-кхана, и дому теперь служат хищные ти-кханы-дейнонихи. Се'Сехен известны своей способно¬стью выплевывать яд. Большинство змееязыких членов этого племени обладает умением Плевок Ядом. Дом Ссерадесс Ссерадесс когда-то открыто управлял бассейном Тиндола, но поражение их солдат-рабов - лизардфолков отрядами Им¬перии Шуун в Году Гончих (293 DR) вынудило их отступить в свои подводные владения. В течение некоторого времени по¬сле этого члены Дома Ссерадесс косвенно управляли через агентов, просочившихся в среду придворных Тиндола. Эта стра¬тегия рухнула в Году Множества Змей (605 DR), когда агенты Ссерадесс были разоблачены и вновь потерпели поражение. В настоящее время Ссерадесс доминируют на водных путях Тиндола и в подземном проходе, известном как Безумие Лабранда. Эти владения изолированы достаточно, чтобы племя не считало никакое из других племен юань-ти своим истинным союз¬ником или противником. С тех пор, как они потеряли контроль над Тиндолом, Ссерадесс пыталить утвердить свое влияние над людями этого царства, но осторожная бдительность живущих в нем необузданных офиофобов как минимум затруднила успех. Племя го¬раздо успешнее победило племена куо-тоа Гатгулгапула (см. Безумие Лабранда в Главе 7) и использует их для управления водными глубинами. Ссерадесс используют куо-тоа как "фермеров моря" для сбора рыбы, жемчуга и определенных морских водорослей, ценнящихся людьми-алхимиками и изготовителями духов и благовоний. Эти морские изделия продаются через агентов (или используются для взяток) в Тиндоле. Однако, определенные Ссерадесс начинают нервничать из-за столь медленного процес¬са достижения реальной власти, так что они собираются нанять - и в конечном счете контролировать - нескольких чужезем- цев-авантюристов, способных добавить мускулов их интригам на берегу. Члены этого племени известны своей способностью плавать и дышать водой. Большинство змеешеих Ссерадесс обла¬дает умением Водная Адаптация (см. Умения в "Расах Фаэруна"). Вьющийся Заговор В этом секретном обществе тайных заклинателей властвуют Хсс'тафи, но члены его происходят изо всех великих домов юань-ти. Хотя враэл оло не считают его самостоятельным независимым племенем, в межплеменной политике оно часто рассматривается именно как таковое, тем более, что его члены заявляют, что лояльность обществу имеет приоритет над пле¬менной преданностью. Метка Вьющегося Заговора - S-образная змея с разверстыми пастями на обеих концах. У Вьющегося Заговора есть силовые базы в Великой Окаменевшей Змее (Змеиные Холмы), Сс'коулин'раа (Лес Вирмов), Башне Семорава (Хлондет), руинах Леспера (Шаар) и в различных руинах и поселениях, которые в настоящее время строят¬ся в Черных Джунглях. Общество объединено с племенами Эселемас, Экстаминос и Хсс'тафи, но зачастую поет под свою дудку. Члены Вьющегося Заговора чаще всего конфликтуют с племенем Се'Сехен, потому что обе группы считают себя за¬конными лидерами в движении к открытому господству на Фаэруне. Члены Заговора работают в "оумкатусс", маленьких группах примерно по дюжине индивидуумов, предпринимающих независимые миссии. Во время открытых раздоров такие миссии указываются старшими, известными как сверхкапюшоны. Однако, обычно каждый оумкатусс изобретает миссии сам и представляет свои планы сверхкапюшону для одобрения. Оумкатусс может отчитываться более чем перед одним сверх¬капюшоном, но обычно не более чем перед тремя. Члену Заговора, лично знающему более трех сверхкапюшонов, скорее всего попадутся миссии с высокой вероятностью смерти при исполнении. Сверхкапюшоны в свою очередь рапортуют вели¬ким сверхкапюшонам. Верхняя иерархия Заговора в значительной степени скрыта и не имеет формальных титулов или пра¬вил, но она достигает высшей точки в совете семи лидеров, неофициально известных как Укрытые Капюшонами или, более правильно, Иуркойл. Эти юань-ти направляют Заговор в соответствии со своим таинственным и сложным планом. Его спе¬цифическими особенностями и секретами никогда не делятся, но вдумчивые члены, наблюдающие за деятельностью Загово¬ра, через некоторое время приходят к выводу, что стратегия Укрытых Капюшонами связана с доминированием над опреде-ленными людьми из-под прикрытия. Многие кажутся занятыми ниспровержением местных правителей и тайных заклина¬телей всех видов; другие очевидно работают для настраивания людей против храмов и духовенства - вероятно, чтобы осла¬бить клерическое влияние в человеческих обществах Фаэруна. Некоторые юань-ти полагают, что Вьющийся Заговор хочет разбить власть духовенства Ссета, сократив ряды его свя¬щенников до тех, кто будет просто развлекать враэл оло успокаивающими ритуалами. Действительно ли Заговор преследует такую цель, хорош он или плох - тема горячих и частых дебатов среди враэл оло. Некоторые юань-ти чувствуют, что священ¬ники Ссета уже теряли власть над народными массамами, хотя бы потому, что все большее количество юань-ти видит в сво¬ей персональной вере в Ссета нечто, что можно отделить от повиновения клерикам бога. Хотя у Укрытых Капюшонами, похоже, есть свои занозы в мозгах, Заговор - ни в коем случае не монолитная организа¬ция, безошибочно преследующая единственную цель. Интриги на стороне процветают, и одновременно идет много несвя¬занных проектов. Например, некоторые из сверхкапюшонов Заговора пр любой возможности отправляют своих подчинен¬ных убивать и разгонять членов Красных Волшебников Тэя и Культа Дракона. Другие полагают, что тем же самым организа¬циям нужно помочь, усилить их, просочиться в них и завоевать их изнутри. Таким образом, они могут стать великими новы¬ми "Темными Руками", при помощи которых юань-ти приручат изобильные орды человечества. Для Вьющегося Заговора характерно разнообразие как поведений, так и точек зрения. Некоторые оумкатусс действуют во многом подобно человеческим приключенческим бандам, в то время как другие более похожи на скрытных, уединивших- ся в своих башнях волшебников, проводящих магические исследования. Многие члены Заговора проворачивают маленькие делишки для личного обогащения, явно с молчаливого одобрения своих старших. На встречах членов Заговора ранговость обычно определяется при обмене угрозами, но попытки симулировать ранг сверхкапюшона или великого сверхкапюшона редки благодаря различным заклинаниям наблюдения и предсказания. Домашние хозяйства Юань-ти живут упорядоченными иерархическими группами, известными как домашние хозяйства, каждое из которых управляется строгой командной цепочкой. Члены домашнего хозяйства связаны либо кровью, или браком. Любой юань-ти, нарушающий командную цепочку - либо оспаривая приказы, либо отчитываясь не перед тем, кто непосредственно выше него - рассматривается с подозрением и отвращением. Такое нарушение обычно сопровождается формальной потерей стату¬са, выливающейся в более низкое положение в командной цепи. Такое понижение не может происходить, если старшие юань-ти спорят друг с другом по какой-либо проблеме и большинство семьи не принимает однозначно чью-либо сторону. Однако тех, кто постоянно ломает иерархию, выгоняют или даже убивают при "несчастных случаях", о которых все в до¬машнем хозяйстве знают, что никакие это не несчастные случаи. Молодым и неосведомленным юань-ти позволяют несколько нарушений против власти, но им делают резкие выговоры и притесняют за такую неосторожность. Наследников, возлюбленных и других юань-ти-любимчиков, бросающих вызов своим старшим, как правило, наказывают опасными миссиями. Тех, кто возвращается, полностью прощают, пока они вновь не бросят вызов авторитетам. Для не-юань-ти нарушение командной цепочки означает смерть, хотя способ ее зависит от ста¬туса индивидуума. Раб, ценимый за прилежную долгую службу, становится жертвой богам. Таковой в немилости обычно по¬сле наказания становится продовольствием и убивается другими рабами. На пленника или раба низшего статуса часто охо¬тятся ради развлечения и небрежно калечат его, а затем отправляют в кастрюлю, а то и просто съедают живьем. Большинство юань-ти считает хорошим тоном предугадать, что за приказ отдаст старший, и фиксируют зацепки в поведе¬нии, тоне голоса и отношении, чтобы отреагировать соответственно, прежде чем приказ будет отдан. Но лишь самые внеран¬говые священники Ссета (и то лишь в иерархии храмов) ожидают, что другие юань-ти будут знать то, что ожидает их, но еще не сказано, или пытаются наказать тех, кто не умеет читать их разум. Приказы всегда отдаются вежливо и спокойно. Моргание глаз, знак хвостом или поклон указывают, что приказ услы¬шан. Если через несколько мгновений такого сигнала не последовало, приказ повторяется - столь же вежливо, но зачастую чуть громче и обычно с меньшего расстояния. При повторной отдаче приказа по возможности устанавливается контакт "гла¬за в глаза". Целенаправленно отвергать приказы обычно смеют лишь старшие и те юань-ти, которые считают себя равными или выше того, кто отдает приказ. Юань-ти может также быть временно освобожден от власти на основании членства культа, приказа другого, более высокого господина или статуса эмиссара храма или племени. Старшие Домашние хозяйства враэл оло различаются по тому, как они обращаются с больными стариками. Таких членов се¬мейства редко атакуют или убивают, прежде всего потому, что это дало бы прецедент для подобного плохого обращения с самими преступниками в старости. Большинство домашних хозяйств юань-ти гарантирует, что такие старики должным об¬разом питаются и живут, а в остальном их просто игнорируют - особенно если они огрызаются. Некоторые поручают им определенные ключевые секреты семейства, чтобы держать под контролем честолюбивую молодежь. Юань-ти, нуждающие¬ся в покровительстве таких стариков-неудачников для доступа к семейным магическим изделиям или к определенному бо¬гатству, обычно намного более общительны, находчивы и почтительны, чем те, кому это не нужно. Вдобавок, враэл оло, должным образом заботившимся о больных стариках, может быть гарантирована поддержка родни за пределами домашнего хозяйства в будущих спорах - неважно, живы старики или уже умерли. Некоторые юань-ти планируют свою отставку заранее, покупая роскошные окруженные стенами сельские поместья, в которых они смогут жить на старости лет. Ощущая, что способности начинают их подводить, они оставляют свое место в пределах домашнего хозяйства и перебираются в собственные роскошные поместья, где они могут свысока управлять почти¬тельными людьми-рабами и умирать медленно и мирно. Старшие, отказывающиеся уступать свои позиции более способным или как-либо иначе бросающие вызов власти ссрат, часто считаются раздражителями. Однако, вместо того, чтобы убивать их, семейство часто их подкупает, отправляя в удобную отставку в другое место. Семейства, выбирающие такой путь, обыч¬но либо покупают, либо захватывают человечекое жилье соответствующего уровня роскоши. Почти все юань-ти уважают собственность и персону старшего юань-ти, живущего не у дел, независимо от племени или политики. Вторжение в окруженный стеной комплекс старшего, кража его собственности или совершение насилия про¬тив его персоны или рабов просто так не делаются. Множество таких роскошных особняков (особенно в более диких вос¬точных краях Калимшана и на юге Задних Земель Ташалара) кишит испуганными людьми-рабами, старающимися игнори¬ровать увядающий труп мертвого владыки-юань-ти или живущими вокруг свившегося неподвижного старика, спящего деся¬тилетиями. Траурные обряды Похоронные обряды враэл оло варьируются от племени к племени, от ссрат к ссрат и от храма к храму. Некоторые юань-ти сжигают или просто бросают трупы, но многие страраются собрать чешую или кожу мертвых перед тем, как бро¬сить дабы оставить ее разлагаться или захоронить под маленькими каменными каирнами. Некоторые предпочитают скарм¬ливать мертвых определенным местным монстрам, которые после этого считаются своеобразными оракулами, ибо они "проглотили воспоминания" умершего. Юань-ти, желающие предвидеть будущее, просто наблюдают за поведением существ и интерпретируют его согласно неким малоизвестным руководящим принципам. С телами старших или лидеров племени обычно обращаются с большим почтением, чем с таковыми меньших членов племени, и священников юань-ти почти всегда ритуально сжигают на алтарях их божеств. Племена Экстаминос, Саурингар и Се'Сехен используют ритуал, известный как "возвращение к яйцу". Сначала они моют и гримируют своих мертвый, чтобы они выглядели насколько возможно неповрежденными, даже пришивая или маги¬чески закрепляя отделенные части тела. Подготовленное таким образом тело перевязывают чистым полотном и обматывают кусками ткани, сшитыми в длинные непрерывные полосы и обработанными смолами. Результат - овальный шар, похожий на яйцо, из которого ныне мертвый юань-ти когда-то вылупился. Затем эти "яйца" укрываются за стенами в секретных пещерах для мумификации. Такие пещеры открывают лишь для того, чтобы добавить других покойников, или для украшения их пле¬менными реликвиями или трофеями. Жилье Враэл оло могут приспособиться ко многим окружающим средам. В большинстве случаев они используют для строи¬тельства домов то, что легкодоступно в нужной области. Джунгли Живущие в джунглях юань-ти часто берут под свой контроль заросшие каменные руины, брошенные другими расами. Если такого варианта не попадается, они строят жилье в деревьях или в туннелях. Древесные дома юань-ти - обычно гигантские деревья, изолированно стоящие на болотах. Внутренние спирально изги¬бающиеся туннели связывают каждое из деревьев с подземными проходами и, возможно, даже с другими деревьями. Об¬ширные туннельные системы в джунглях могут быстро забиться растущими корнями, и в них могут вторгнуться любые су¬щества. Таким образом, сохранение контроли и гарантия свободного прохода по таким туннелям - постоянная битва, часто стоящая многих жизней рабов. Холмы Холмовые дома юань-ти - естественные или искусственные насыпи, пронизанные жильем-пещерами и окруженные кон-центрическими стенами. В центре находятся фактические жилые пространства. Последующие кольца закрывают области для хранения, наблюдательные и колдовские башни, домашний скот, и последним идет кольцо "лабиринта", усеянное ловуш¬ками, через которые есть всего два извилистых, но безопасных прохода. Самое удаленное кольцо за пределами лабиринта - то, где бродят твари-стражи (экспериментально измененные монстры джунглей всех мастей). Этих существ держат голодны¬ми и, таким образом, они стремятся нападать на всех не-юань-ти - или на кого-либо еще, кого им прикажут сожрать. Другой ландшафт Большинство юань-ти, населяющих более "цивилизованные" области Фаэруна, предпочитают жить в подземных тунне¬лях или в структурах, построенных из камня. В холодных региона такое жилье всегда простирается ниже уровня мерзлоты, там, где температура остается достаточно стабильной. Если присутствует вулканическая деятельность или другие подзем¬ные источники тепла, туннели юань-ти всегда окружают подобные места. Особенности логовища Юань-ти предпочитают, чтобы стены их жилья были гладкими и свободными от определенных почв и грибов. Помимо этого они не особенно придирчивы - они не возражают против присутствия паров, мусора, который скапливается в руинах, или незначительных вторжений других существ (типа съедобных птиц и маленьких пушных обитателей леса). Если это воз¬можно, в каждом из логовищ юань-ти есть узкие туннели, дабы замедлить или остановить больших захватчиков. "Солнеч¬ные выступы" и другие обогреваемые места устраиваются для того, чтобы враэл оло и другие жители-рептилианы могли легко получать доступ к удобному диапазону температур. В большинстве жилищ юань-ти есть по крайней мере один ссаррамат, или центр молитв Ссету. Такое место может быть отмечено простой змееголовой спиралью, нацарапанной на стене, или сложной, высеченной руками каменной змеей в нату¬ральную величину, вертикально балансирующей на своем хвосте. У статуи такого вида неизменно есть петли-витки взад- вперед, словно у кадуцеуса. Она стоит в гладком шарообразном углублении, которое можно заполнить горючим ароматиче¬ским маслом - и телами жертв. Юань-ти, которые строят с самого начала или имеют достаточно ресурсов (времени и рабов) для изменения руин, в ко¬торых они обитают, зачастую создают склоняющиеся стены, довольно гладкие и пронизанные множеством отверстий для скольжения, связывающих палату с палатой. По крайней мере в одной области руин расчищаются разбитые скалы и щебень и обрезается листва, закрывающая сияние солнца. В больших палатах устанавливаются горизонтальные стволы деревьев или каменные столбы, служащие как сиденья для отдыха и высокими местами - при вторжении. Юань-ти, использующие масла осссра (см. осссра в Главе 10) обычно также пронизывают стены, потолки и полы туннелями-отдушинами, позволяю¬щими дыму течь из палаты сжигания в другие области жилища. Украшение жилья В жилье юань-ти обычно доминирование мозаики с извилистыми кривыми, и многие любят шелковистые, просвечива¬ющие гобелены. Палаты богачей обычно обставлены трофеями и терками - украшенными скульптурами с острыми гранями, позволяющими легко отшипнуть отколовшуюся или провисшую чешуйку. Юань-ти высокого социального статуса особенно любят скользящие свечения. Эти жидкие, постоянно меняющиеся "картины" содержат плоские стеклянные блюдца, запол¬ненные многоцветными маслами, циркулирующими, когда они нагреты снизу маленьким пламенем масляной лампы. На установленном на стене скользящем свечении с одной стороны может быть изображен одинокий змеиный глаз, движущийся благодаря перемещающимся водоворотикам масла. Враэл оло часто высекают в полу жилища мелкие пруды или формируют большие шары со скатами для скольжения по внутренней и внешней поверхностям. Такие емкости часто заполняют арома¬тическими маслами, в которых юань-ти могут очищаться от человеческой вони, предохранять свою чешую от высыхания или ломкости или просто нежиться, получая чувственное удовольствия от мягкости. Многие юань-ти любит часами витать в грезах при приеме подобных ванн, иногда окутавшись густыми облаками острого дыма осссра. Магия юань-ти Юань-ти - мастера экспериментирования, и магического, и иного. У враэл оло были столетия на то, чтобы пожинать плоды колдовства саррукхов и исследований тысяч вдохновленных наг и предков-юань-ти. Таким образом, глубина и разно¬образие тайных заклинаний под их командованием способны поспорить с таковыми самых магически мощных человеческих культур. При помощи своих собственных исследований юань-ти разработали утонченные варианты многих из созданных людьми заклинаний, парализующих существ или отбрасывающих их. Некоторые из анафем могут также использовать выры¬вание способности и удаление черты (см. Главу 11). Юань-ти всегда разрабатывают новые заклинания и новые варианты устоявшихся двеомеров. Таким образом, столкновение с заклинателями юань-ти, особенно с членами Вьющегося Заговора - непредсказуемо опасная ситуация. Многие заклинания, широко известные среди юань-ти, описаны в Главе 11. Они включают ловушку клыка, бритвеные чешуйки, змеиную стрелу, заряд яда и водоворот клыков. Божества юань-ти Во время создания юань-ти империи саррукхов были монотеистичными обществами, почитавшими Мировую Змею. Все остальные боги рассматривались как низшие богохульства, и саррукхи полагали, что тех, кто почитает их, следует либо обратить к почитанию Великого Чешуйчатого, либо уничтожить. После падения Империи Мхайршаулк многие юань-ти ис¬кали различные фрагменты Мировой Змеи, чтобы те повели их к правде, надеясь избавиться от темного упадка своих быв¬ших владык. Большинство этих богов давно было забыто, но поклонение Ссету укоренилось и стало основой современной религии юань-ти. Сегодня большинство юань-ти поклоняется Ссету настолько сильно и и пылко, что другие существа про¬сто поражаются. Однако, некоторые юань-ти все еще ищут других богов, которым можно следовать - обычно потому, что их собственное самомнение заявляет, что они стали самыми любимыми смертными приверженцами своих божественных покровителей, и это несложно, поскольку других прихожан, с которыми можно конкурировать, немного. В частности, в некоторых областях все еще процветает поклонение старшим богам - Мерршаулку, Ссс'тасин'сс и Варэи. Варэи тайно почитают многие чисто¬кровные юань-ти, живущие в человеческих городах и под ними и предпочитающие суматоху и цвет подобных мест своим собственным царствам. Мерршаулка часто уважают изгои или блуждающие юань-ти, особенно те, которые не сидят на ме¬сте, путешествуют в дикие места Фаэруна и славятся охотой на опасных тварей. Некоторые из таких юань-ти полагают, что поклонением Мерршаулку они отвергают упадок своей культуры и обходят "неизбежный провал" следования по пути Ссета. Многие из культов юань-ти формируются вокруг анафем. Некоторые из этих существ утверждают, что являются пробу¬жденными старшими богами; другие провозгашают себя полностью новыми божествами. В настоящее время в эту послед¬ню категорию входят Белисс'сс'раэ, Оломе, Фелрисс, Сссравван и Т'с'трант, прихожане которых открыто сталкивались с дру¬гими юань-ти и иногда устраивали налеты на человеческие караваны. Другие подобные претенденты на божественность не¬сомненно существуют, но к настоящему времени им удается скрываться. Ссет, Скользящий Высший Для большинства юань-ти есть Ссет, и только Ссет. Все остальные змеиные божества, которых некоторые враэл оло по¬читали за эти годы, были либо масками, носимыми Ссетом, либо ложными лицами падших божеств, почитаемых Бесчешуй- ными. Эти последние существа всегда стремятся отвратить юань-ти от правды Ссета и вогнать их в декадентскую леность, потерю сил и окончательное предательство и разрушение. Ссет шепчет во снах, говорит непосредственно через своих священников, а в редких случаях даже показыватся своим преданным. Однако, гораздо чаще Скользящий Высший оставляет знаки в дыму своих храмов после того, как на его алтарях сделаны подходящие жертвы. Ссет руководит таинственными способами, ведя своих преданных ко все большей силе и возможному превосходству над миром. Однако путь, который он показывает, неизменно тих, скрыт и тонок, в отличие от разрушительного и зверского пути завоеваний, по которому идут гуманоиды. Священный Путь Ссета Набожные прихожане Ссета могут выражать кредо бога различными способами, и действительно многие впадают в об¬суждение его специфических особенностей. Однако, в общем все они верят в следующие принципы. Ссет охраняет секреты того, как сделать своих сторонников сильными, передавая намеки и помощь преданным последователям тонко и экономно. Те, кто используют дары бога для достижения силы и успеха, приятны Ссету и достойны награды - от возрождения после смерти до увеличения своих сил, типа змеиных членов, более сильного яда или большего мастерства в магии. Все секреты известны Ссету. Он уступает их экономно в обмен на угождающую ему службу, типа достижений, полезных всем враэл оло, пожертвований, сделанных в его имя или на его алтарях, и повиновения священникам Ссета и приказам самого бога. Всеь юань-ти должны действовать в соответствии со Священным Путем Ссета - то есть тонко. Всякий раз, когда это возможно, враэл оло должны предпочитать манипуляцию открытой конфронтации, шепот клыкам и ухищрения - боевым за¬клинаниям. Те, кто следуют Священным Путем Ссета, знают своих противников, думают быстрее, планируют наперед и скользят благополучно. Жертвы Ссету Скользящий Высший слышит все молитвы своих последователей-юань-ти, но он скорее всего выделит фактическую по¬мощь лишь в том случае, если призыв сопровождается пожертвованием жизни. В качестве жертвы подходит любой вид ин¬теллектуального существа (то есть такового с показателем Интеллекта 3 или выше), хотя одни существа для бога приятнее, чем другие. Жертвы по рангу желательности приведены в списке ниже. • Чешуйчатое существо, по своей воле подвергающееся смерти во имя Ссета. • Чешуйчатое существо любого вида. • Бесчешуйный со способностью к тайному колдовству или с естественными подобными заклинаниям силами. • Бесчешуйный с великой персональной силой или достижениями. • Бесчешуйный любого другого вида. В любой из этих категорий более серьезное существо всегда для Ссета приятнее, чем маленькое и незначительное. Та¬ким образом, испытанный в битве огр гораздо достойнее, чем младенец-халфлинг. Чувства, пылающие в момент пожертвования, для Скользящего Высшего важнее, чем общее количество или частота предлагаемых жертв. Пожертвования ожидаются всякий раз, когда прихожанин должен искупить отклонение от Священного Пути, но они в общем необязательны для прихожан, старательно следовавшим пожеланиям Ссета, что сообщается им лично в снах-видениях или через священников. Способ, которым проводится ритуал, и поведение жертвы также имеют отношение к приемлемости пожертвования. Идеальная жертва - та, которая по своей воле подвергается смерти во славу Ссета. Немно¬гие из Бесчешуйных действительно счастливы умереть ради Ссета, но юань-ти и другие Чешуйчатые зачасто видят опреде¬ленную выгоду в возможности отдать себя богу без остатка. Следующими по ценности жертвами являются те, что по своей воле занимаются подготовкой к пожертвованию. Потенциальным жертвам обычно предлагают все, что они пожелают - еду, питье, сокровища, компанию и благоволение. Юань-ти часто предлагают помощь в убийстве ненавистного конкурента или исправление чего-либо неправильного, а затем незаметно подсыпают в еду или питье предназначенной жертвы наркотик, чтобы она не сопротивлялась. На третьем месте по приемлемости - существа, убитые по имя Ссета на алтаре Ссета прихо¬жанином, использующим рукопашное оружие или свои собственные клыки. Жертвы, убитые заклинаниями или связанные, чтобы не сопротивлялись, менее желательны. Испуганная и забитая жертва наименее желательна из всех. Подношение подобной жертвы требует немного усилий, почти никакого риска и мало тонкости, так что это вряд ли впечатлит бога. Пожертвование лучше всего исполнять вырыванием горла или лица жертвы или откусыванием конечности (обычно руки). Независимо от способа, смерть должа последовать от кровопотери, а не от яда или других средств. Убийца должен проскользить по крови жертвы, громко молясь Ссету Определенные награды за пожертвования даны в Главе 2 "Книги Мерз¬кой Тьмы". Как альтернатива, проситель может получить загадочные ответы на определенные вопросы - либо как нашептан¬ные в разум слова, либо как видение. Другие варианты награды включают лечение (полное или частичное восстановление потерянных очков жизни) во время контакта с жертвенным алтарем, готовность накладывать заклинания (помещаемые напрямую в разум получателя) или непосредственное, прямо на месте изменение формы (чистокровного - в полукровку, или змеиные черты - в прививания, детализированные в Главе 10). Молитвы, на которые ответил Ссет Почти все священники Ссета - змееголовые полукровки, но зачастую самые мощные - многоголовые юань-ти. Ссет при¬нимает, предопределяет и оценивает своих священников в видениях-снах. Никто из юань-ти не может объявить себя священ¬ником Ссета или оставаться таковым без согласия Скользящего Высшего. Если какой-либо юань-ти прикинется, что имеет священнический статус, в любом из священных мест Ссета, бог немедленно узнает об этом и может сообщить это любым истинным священникам на освященной земле - видением, телепатией или иной связью на расстоянии. Духовенство Ссета обычно очищает священные места бога и предотвращает загрязнение и вторжение не-сторонников, помимо жертвы. Его свя¬щенники также размножают, выращивают, кормят и тренируют змей, служащих в храме посыльными и для мелких поруче¬ний, и они контролируют и распределяют все храмовые тайники с ядами, маслом осссра и с денежными и магическими со¬кровищами. Кроме того, им поручено доведение воли Ссета до всех юань-ти в пределах их досягаемости и предоставление святых приказов во время племенных раздоров или войн с Бесчешуйными. Кроме того, они непрерывно контролируют об¬щество юань-ти на признаки нелояльности Ссету и опасности всем враэл оло. Глубины правды В течение эпох Ссет становился все более летаргическим, часто спя столетиями, но продолжая при этом во снах предо¬ставлять заклинания своим священникам. Во Время Неприятностей Ссет появился над Черными Джунглями в виде гигант¬ской крылатой магической змеи и призвал своих священников сплотить силы. Вскоре после этого во время сна в своем лого¬вище Ссет был магически скован божеством Сетом, работающим через миньонов типа окотианских саррукхов. Сет "стал" Ссетом, приняв его сферу и все аспекты, которые он уже включал, в том числе Варэи и Мерршаулка. Он узурпировал место Ссета в качестве владыки юань-ти и источника их божественной магии. Чтобы отметить прием сфер Ссе¬та, Сет создал существ, известных как змееоборотни (см. Главу 6). Все юань-ти теперь получают божественные заклинания от Сета, даже при том, что они полагают, что получают их от Ссета или некоего другого божества враэл оло. Большинство юань-ти все еще полагает, что Варэи, Мерршаулк, Ссс'тасин'сс, Сет и Ссет - различные сущности, и что Ссет властвует безраздельно. Большинство их либо не знает о раздоре Сета и Ссета (см. Расовую историю саррукхов в Главе 5), либо не желает знать об этом. Те, кто смеют говорить об этом, упорно утверждают, что Ссет обеспокоен нелояльностью среди враэл оло и что ее следует искоренить. Кроме того, они оставляют Ссету божественные дела и концентрируются на повиновении священникам Ссета и на жизни в соответствии со Священным Путем. Они пылко полагают, что если бы доста¬точное количество юань-ти сосредоточилось на этом, неприятности бы закончились, и все враэл оло получили бы свой за¬конный триумф. По правде говоря, Ссет дремлет весьма судорожно, и часть его кошмаров начиная со Времени Неприятно¬стей посещает и его последователей. Эти тревожные и все более и более частые грезы убедили большинство юань-ти и не- окотианских саррукхов, что Ссет возмущен или сброшен. Многие из них провели новые предсказания, пытаясь понять, что происходит. Своими усилиями они узнали, что Ссет обеспокоен и желает, чтобы они что-то сделали, хотя что именно - непо¬нятно. Это побудило некоторых юань-ти предпринять различные действия, а священников враэл оло подтолкнуло к еще большему разнообразию странных методов. Очень немногие из последователей Ссета знают, что бог неким образом проиграл битву с другим божеством и что в этом так или иначе виноваты окотианские саррукхи. Посвященные в это пока что хранят спокойствие, надеясь побольше узнать об угрозе и о том, что они могут сделать, прежде чем весть разойдется по племенам. Окотианские саррукхи точно знают, что сделал Сет, но они преднамеренно ввели в заблуждение юань-ти и сеют среди них разногласия, чтобы задержать исследования враэл оло и не дать им достичь соглашения по поводу того, как следует поступить. В настоящее время юань-ти, молящиеся Ссету, получают заклинания от Сета, домены которого - Воздух, Темнота, Зло, Ненависть, Закон, Магия и Чешуйчатые. Домены реального Ссета - Воздух, Животные, Хаос, Зло, Знание, Магия, Планиро¬вание, Чешуйчатые и Обман. Если Ссет когда-либо освободится, его прихожане получат доступ к его доменам, а не таковым Сета. Отношения с другими расами Юань-ти считают большинство других рас низшими, но их точное отношение варьируется в соответствии со степенью змеиной природы, которой обладает каждая из рас. Саррукхи Юань-ти признают, что ныне редкие саррукхи имеет власть над их расой по воле самого Ссета. В конце концов, именно божественный Ссет вечность назад сделал саррукхов своими личными эмиссарами и служителями, назвав их Когтями Ссета и предоставив им способность создавать другие змеиные расы. Мало того, что саррукхи создали юань-ти - у них также есть способность изменять тела юань-ти по желанию. Таким образом, враэл оло, как правило, повинуются, побаиваются и даже подлизываются к любому саррукху, с которым сталкиваются. С другой стороны, юань-ти также помнят саррукхов как ленивых и декадентских существ - действительно, некоторые из них в прошлом даже оказались недостойными покровительства Ссета. Таким образом, за ними следует постоянно присматривать, дабы достойные юань-ти не потеряли покровительства Ссета и не подвергли опасности своих товарищей, следуя глупым или чрезмерно эгоистичным командам саррукхов. Другие рептилии Для юань-ти глупые рептилии - семья, хоть они и очевидно меньшие существа, которым следует указать их "законное место" в качестве низших. Таким образом, юань-ти свободно могут эксплуатировать, приручать, порабощать и использовать таких существ, как пожелают. Драгонкины, птерафолки и т.п. - немного лучше, но они все равно расцениваются скорее как низшие, чем как союзники. Большинство юань-ти уважает драконов за их великие силы и долговечность и наг - за мощную магию, которую они контролируют. Меняющие форму, имеющие доступ к форме рептилианов, явно тронуты Ссетом, и поэтому на них смотрят как на таинственных и святых существ, имеющих законное предназначение, даже при том, что они - низшие по отношению к юань-ти. Лизардфолки глупы, но физически мощны и поэтому полезны в качестве союзников и служителей. Бесчешуйные Подобно создавшим им саррукхам, юань-ти ненавидят все нечешуйчатые разновидности, позиционируя их как низших существ. Полностью нечешуйчатые тела гуманоидов тревожат юань-ти - по сути, некоторые отвращения расценивают чело¬веческие тела как непристойные, а человекоподобных чистокровных юань-ти - ненамного лучше. Кроме того, запах людей особенно неприятен для юань-ти - следовательно, в областях, контролируемых змеенародом, есть традиции применения рез¬ких духов. Юань-ти считают отношения гуманоидов упрощенными и странными, и их чрезмерно возбуждают их манеры. Люди и их род всегда "занят", и большинству из его представителей совершенно нельзя доверять. Самая благоразумная тактика - управлять ими с помощью наркотиков или принуждения - или, еще проще, - устранять тех из них, кто не служат никакой полезной цели. Однако, многие юань-ти, живущие среди людей в течение длительного времени, начинают считать их очаровательными и зачастую удивительными тварями, способными обеспечить бесконечное развлечение. Некоторые юань-ти даже начинают восхищаться определенными людьми и наслаждаться специфическим человеческими обычаями, модой и и играми. Оснащение юань-ти Так как юань-ти считают себя самыми совершенными из всех существ, они используют лучшее из доступного оснаще¬ния - как правило, по крайней мере мастерской работы. В конце концов, прекраснейшие существа заслуживают прекрасней¬ших инструментов.


 
Если вы хотите что то добавить или присоединится к команде редакторов - пишите комментарии
 
 
Внимание! Имеется скрытый контент, доступный только подписчикам. Подписка - бесплатна. Детальнее - читай здесь.
 
  Вы можете присвоить себе следующие роли, чтобы расширить видимый контент:   Daggerford   Deadsnows   Icewind Dale   Border Kingdoms   Waterdeep   Neverwinter   Moonshaes   Baldur's Gate  
  RSS канал данного сайта

Комментарии

Please Login in order to comment!